№ 45 (3571) 18.11.2015

ЗАКРЕПИЛИСЬ В АУТСАЙДЕРАХ?

МАНИЛОВЩИНА ПО СТАВРОПОЛЬСКИ

Не так давно московские ученые провели многоступенчатое исследование региональных стратегий социально- экономического развития. Ставрополье в сложившемся в итоге федеральном рейтинге занимает 55-е место из 76-ти. То есть основной документ, по которому должно выстраиваться экономическое продвижение края, не попал не то что в десятку, в первую половину списка!

Насколько он все же жизнеспособен и есть ли шансы догнать более развитых соседей, рассказывает наш собеседник Евгений Плисецкий, заместитель директора Института региональных исследований и городского планирования Научно исследовательского университета Высшей школы экономики (Москва).

ПРОГНОЗ НА ЧУДО

Plisetsky– Евгений Евгеньевич, начнем с того самого рейтинга, где у края откровенно неприглядная позиция. Какие критерии оценки при его составлении были ключевыми?

– Сразу бы хотел пояснить, что наше исследование дает качественную оценку действующих документов стратегического планирования (по состоянию на февраль 2015 года). и попытку их соответствия заложенным в 172-ФЗ нормам. Интегральная оценка стратегических документов проводилась по 10 направлениям, среди которых: достаточность анализа текущего состояния социально-экономического развития и обоснованность выявленных ключевых проблем и потенциала развития субъекта РФ, вариативность сценариев развития субъекта РФ, комплексность подхода к развитию человеческого капитала и социальной сферы и др.

Стратегия Старополья попала в группу регионов, характеризующихся достаточной проработанностью приоритетных сфер. Она предусматривает их социально-экономическое развитие, но вот с помощью каких механизмов? Таковые отражены лишь частично, также как инструменты и ресурсы управления, реализации и мониторинга стратегических приоритетов.

К существенным недостаткам ставропольской стратегии стоит отнести отсутствие вариантности сценариев развития регионов и обоснования выбранного сценария, отсутствие увязки с программно-целевыми документами и слабое отражение этапов реализации. Нет описания системы управления и оценки финансовых ресурсов реализации стратегии. В документе не прослеживается комплексность подхода к повышению эффективности регионального управления. Другими словами, слабое звено – управленческий аппарат, его мобильность в сегодняшних условиях.

Еще один недостаток документа – крайняя несбалансированность и небольшой выбор сопоставимых целевых показателей реализации стратегии. Это, к слову, общая проблема для большинства региональных документов. Если говорить о Ставрополье, то сравнение ряда прогнозных (на 2020 год) и фактических (на 2013 или 2012 гг.) значений показателей демонстрирует серьезные недостатки качества прогнозирования социально-экономического развития.

Прогнозы, надо сказать, чересчур обнадеживающие. Так, сравнение целевого (2020 г.) и фактического (2013 г.) значений показателя «Доля населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума в общей численности населения субъектов РФ, %» показало значительное завышение прогноза (на 112%), а отношение фактического (2012 г.) к целевому (2020 г.) значению ВРП на душу населения субъектов РФ составило около 55%. Налицо серьезное завышение – таких высоких результатов сложно достичь при ежегодном росте экономики даже на 5%! А здесь прогнозируется такой качественный скачок обеспеченности жителей.

– Экономическое чудо сулят, не иначе… Но хоть в какой-нибудь сфере край в позитиве?

– Конечно. Такие блоки стратегии, как формулирование миссии, создание условий для гармоничного развития личности, повышение качества жизни на основе инновационного развития экономики Ставропольского края. Проведенный детальный SWOT-анализ развития региона, описание стратегических целей и приоритетных направлений социального, экономического и пространственного развития.

Однако направления лишь фиксируют некие задачи и полностью оторваны от выстраивания реального управленческого механизма, настраивающего и определяющего их активное поэтапное развитие, увязанное с финансовыми инструментами, определения конкретных мероприятий и этапов их реализации.

 

ЧТО ПЛАНИРУЕМ?

– Налицо – явная эфемерность подхода, к тому же выходит, что Ставрополье неэффективно использует стратегию развития. Ваша точка зрения – почему?

– Федеральный закон (172-ФЗ) о стратегическом планировании обеспечил новые правовые рамки стратегирования, требующие кардинального изменения всей системы стратегического планирования, актуализации и разработки целого комплекса основополагающих документов, главным образом, на федеральном и региональном уровнях.

Сложившаяся нестабильная экономическая, финансовая и геополитическая ситуация обуславливает необходимость уточнения приоритетов социально-экономического развития на всех уровнях управления РФ. В этих условиях действующие стратегии социально-экономического развития субъектов РФ и их муниципалитетов требуют внесения определенных корректировок. Вообще стратегия – важный механизм определения долгосрочных приоритетов развития региона. До принятия закона, к сожалению, стратегии, как правило, не являлись реально работающими управленческими документами. Сейчас это ключевой документ развития региона, встраиваемый в иерархическую цепочку документов прогнозирования и программно-целевого планирования. Стратегия должна стать реальным управленческим документом.

 

МЕЖДУ ДОНОМ И КУБАНЬЮ

– В сравнении с соседями – Ростовской областью и Кубанью – Ставрополье традиционно проигрывает по очень многим параметрам. Да и в своем Северо-Кавказском округе лидерство начинает ускользать. В чем причина сдачи позиций и как это можно наверстать? Есть потенциал или он надуман?

– Потенциал у региона есть, но для этого должен быть кардинально изменен весь управленческий ландшафт. Необходима активизация деятельности краевых властей к реализации конкретных действий по продвижению и повышению инвестиционной привлекательности региона. Крайне важно обеспечить стимулирование экономической активности и налаживания межрегиональных связей. Феномен Краснодара – развитие за счет целевых федеральных внебюджетных средств на реализацию конкретного проекта. Таких условий вряд ли стоит ждать большинству регионов, исключение – регионы (из городов – Ростов-на-Дону, к примеру), где будет реализован новый общероссийский проект – Чемпионат мира по футболу.

– Есть примеры успешной реализации стратегии на Юге России?

– Отметить конкретный успех в реализации стратегии в одном из регионов Юга России довольно сложно, проведенный рейтинг документов в большей мере затрагивает качественную сторону разработки (проработки) самих документов. Так, значительно выше Ставрополья располагается ряд республик СКФО, среди которых Чеченская, к примеру, заняла 5 место. Но здесь на первый план выходят внешние факторы, влияющие на обеспечение развития регионов. Роль региональных элит здесь также крайне важна. А Краснодарский край, к слову, существенно преуспел лишь за счет реализации масштабного проекта федерального значения – Олимпиады-2014. Значение его и влияние на развитие всего региона еще предстоит оценить. Стратегия Краснодара включает более детальный раздел с перечнем приоритетных инвестиционных проектов, а число видов экономической деятельности, охваченных проектами, втрое выше краевого – шесть против ставропольских двух.

– Основные локомотивы края – сельское хозяйство и туризм. Но и в этих сферах полно проблем. Не развивается переработка, турсервис откровенно хромает… Пресловутое импортозамещение – почему не используются реальные возможности?

– Для Ставрополья помимо значимых отраслевых приоритетов, главным образом, связанных с развитием сельского хозяйства и туризма, важными направлениями является широкое налаживание межрегионального сотрудничества, в том числе за счет использования транзитного положения между черноморским и прикаспийским регионом, Кавказом и Центральной Россией, Поволжьем.

Анализ региональной дифференциации инвестиционных проектов, обозначенных в стратегии, показал, что они в основном представлены в двух ключевых сферах: развития транспортно-логистической инфраструктуры и промышленного производства (проекты были найдены только в отрасли промышленности строительных материалов).

Безусловно, потенциал региона – и в его роли как административного центра Северо-Кавказского федерального округа (со столицей в Пятигорске). И здесь концентрация управленческих и административных функций является важным фактором развития.

Беседовала Ирина ДОБРОНРАВОВА

 

Наверх