№ 49 (3575) 16.12.2015  

СОБИРАТЕЛЬ САМОВАРОВ

Собиратель самоваров Владимир Вершинкин: "Самовар – произведение искусства. У каждого, если можно так сказать, свое лицо, свой нрав, один не похож на другого"

В коллекции Вершинкина – 100 крутобоких чайников

Нынешней осенью во время празднования Дня города я увидела в одном из торговых рядов, где были представлены различные коллекции, с десяток старинных крутобоких самоваров, блестевших на солнышке и привлекавших внимание многочисленных жителей и гостей Ставрополя. Познакомилась с хозяином столь раритетной кухонной утвари Владимиром Вершинкиным. Он позиционирует себя как собиратель приборов, из которых в недалеком прошлом пили чай наши предки. Впрочем, эта утварь и сегодня готова обслуживать любителей ароматного напитка.

ВСЕ НАЧАЛОСЬ СО ШКОЛЫ

Для Владимира коллекционирование редких приборов – исключительно хобби, а не бизнес, потому что он не поставил их продажу на поток, как предприниматели, извлекающие прибыль. Пристрастился к сбору редких устройств для заваривания чая еще с тех пор, когда между пионерскими отрядами шло соревнование по сдаче металлолома. На свалках, во дворах, на пустырях находил отслужившие свой век изделия и приносил в школу, откуда их в общей груде металла вывозили в приемный пункт. Вскоре решил оставлять эти предметы русского быта у себя.

– Почему? – переспрашивает Владимир. – Да потому, что появился интерес к антиквариату. Самовар – произведение искусства. У каждого, если можно так сказать, свое лицо, свой нрав, один не похож на другого. Я имею в виду, конечно, только старинные приборы, а не современные, электрические.

Он гордится тем, что у него более 100 (!) металлических сосудов, разных по форме, объему, изготовлению. Сам процесс их собирания очень непростой, тут нужна точная информация о владельцах устройств и об их намерениях: одни с радостью отдают ненужные им агрегаты, потому что те по разным причинам вышли из строя. Другие торгуются, набивая цену. Третьи вообще ни за какие коврижки не желают расставаться с памятной для них вещью. В наведении мостов с собственниками раритетов помогают научные книги, Интернет, электронные и печатные СМИ, общение с такими же энтузиастами, как и он сам. Сегодня в стране существует немало клубов по интересам, в том числе и такие, где собираются, чаще виртуально, любители и профессионалы самоварного искусства. Обмениваются не только информацией, но и уникальными изделиями, обсуждают достоинства и недостатки тех или иных сосудов.

ОХОТА НА РАРИТЕТЫ

По словам моего собеседника, в последнее время большую ценность начали представлять польские самовары фирмы «Фраже». Дело в том, что Россия на пороге ХХ века не только вывозила свои уникальные изделия на продажу, но и достаточно успешно импортировала эти кухонные предметы из соседних государств, в частности, из Польши, входившей в состав Российской империи. Так вот, польские мастера творчески переработали идею самоварного дела с учетом своих национальных особенностей, приступив к выпуску интересных по дизайну и стилю угольных самоваров. Они применили ряд новинок, придумали и использовали метод покрытия медных и латунных приборов серебром с помощью гальваники. Это был дизайнерский прорыв в производстве. Понятно, такие вещи стоили дорого, однако их покупали, и они были в обиходе до революции 1917 года. После нее польские самовары перестали поступать в продажу из-за сложных политических отношений между нашими странами, оттого сейчас их осталось очень мало. Охота за ними идет по всей России.

– Вы тоже в поиске? – спрашиваю Володю.

– Я не исключение. Самое трудное – получить достоверные сведения о человеке или семье, в которой хранится редкий экземпляр. Приходится тратить немало сил, чтобы заполучить самовар. Иной раз подолгу уговариваю, время от времени приезжаю к владельцу раритета, предлагаю хорошие деньги и постепенно, скажем так, «дожимаю» продавца. Были случаи, когда получал отказ, со мной даже разговаривать не желали, мотивируя тем, что это семейная реликвия, и она вообще не продается.

Владимир покупает не только исправные сосуды, порой из нескольких негодных собирает один, готовый к употреблению. Процесс, как он признался, долгий, нередко уходит год, а то и больше, чтобы довести устройство до рабочего состояния и выставить его на продажу.

– Стало быть, – говорю Володе, – вы не только собиратель, но и торговец.

– Не совсем так. Я лишь пополняю свою коллекцию, продавая то, что у меня есть в нескольких экземплярах и приобретая то, чего у меня нет. Понимаете, – горячится собеседник, – никто сейчас бесплатно самовар не принесет и не отдаст просто так. Значит, надо для очередной покупки иметь немалую сумму – иногда я плачу за информацию, прежде чем узнаю адрес обладателя раритета.

ПОСРЕДНИК ПРАВИТ БАЛ

В лихие 90-е, когда пошла мода торговать предметами старины, многие предприниматели объехали все Ставрополье, не оставив в стороне ни одного населенного пункта. Именно тогда они и «вымели» чуть ли не подчистую самовары, причем за ценой не стояли, прекрасно понимая, что продадут их втридорога либо коллекционерам, либо музеям, либо выставят на аукционах. Бизнес антиквариатом приносит сегодня баснословные прибыли! Вот почему нынче найти владельца редкого сосуда – огромная проблема. Проще, откровенно признается Владимир Вершинкин, прибрести какое-нибудь уникальное изделие у посредника, нежели бесцельно мотаться по краю, выспрашивая интересующий тебя товар. Посредник правит бал повсюду, даже на празднике в честь Дня города к Вершинкину подходили несколько человек, интересовавшихся ценой изделий. Сумма их не устраивала, и они уходили.

– Еще не вечер, – улыбается Володя. – Очевидно, пообщаются сейчас с напарниками, посовещаются и, возможно, вернутся, чтобы купить у меня приглянувшийся самовар за 8 тысяч рублей с тем, чтобы перепродать его, допустим, в Москве или Питере, за 20 тысяч. Таких дилеров, как сейчас их называют, много, они постоянные участники разных аукционов, выставок, ярмарок, где демонстрируются и продаются произведения искусства. Называют себя бизнесменами, а по сути – посредники, перекупщики, не разбирающиеся толком в том же самоварном производстве.

ЗА ЦЕНОЙ ШЕДЕВРА НЕ ПОСТОИТ

Рынок самоваров и его конъюнктуру Владимир знает очень хорошо, при этом ведет себя вполне достойно: не наглеет, не задирает до небес стоимость изделий, для него главное – оборот, поэтому стремится реализовать несколько кухонных приборов по доступной цене, чем продать один, но подороже. Ему крайне важно было приобрести побыстрее несколько старинных сосудов, пока о них не узнали конкуренты (те же посредники), значит, нужны средства.

Дело в том, что эти самовары очень ценны своей формой, дизайном и металлом, по существу они – шедевр русских мастеров, не были еще в ремонте. Как говорит Вершинкин, они уставшие, оттого продавец долго ждать не будет, охотников пруд пруди – вот и выставил Владимир на реализацию изделия, которых у него по нескольку экземпляров. Готов был платить за каждый из тех шедевральных приборов по 10 тысяч рублей, чтобы потом самому их реанимировать и довести до ума. Как отреставрировал в свое время мини-самовар, вмещающий 200 граммов воды, и его антипод, рассчитанный на 45 литров. Им движет, не скрывает пафоса Вершинкин, национальное самосознание того, что российская продукция, тем более уникальная, вызывает гордость за оте-чественных мастеров самоварного дела. Потому за ценой настоящего произведения искусства он не постоит, понимая всю значимость старины в наше непростое время.

Татьяна ЗАЗЕЛИНСКАЯ

Фото автора

Наверх