№ 51 (3577) 30.12.2015   Рекомендовано  

БЕРМУДСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК

ПОЧЕМУ В КРАЕ ГРОМКИЕ ИНВЕСТПРОЕКТЫ ТАК И НЕ РЕАЛИЗОВАНЫ?

2015‑й для всей страны был годом крайне непростым. Пресловутые санкции, рост цен на продукты питания, ком­мунальные услуги, проблемы социальной сферы. В регио­нах России общие тенденции сказались с разной степенью опасного для экономики спада деловой активности. Но, как уверяют власти Ставрополья, в крае сохраняется динамика привлечения инвестиций. Так ли это на самом деле? «СГВ» разбираются в вопросе с помощью экспертов.

ИНВЕСТИЦИЙ ПРИБЫЛО

На сайте министерства эко­номического развития Ставро­полья динамику подтверждают цифрами: если в 2010‑м объём инвестиций в основной капи­тал составил 88,6 млрд рублей, то в 2014‑м уже 143 млрд ру­блей. В 2015-м, как утверждают власти региона, поступление инвестиций сохранилось на достаточно высоком уровне по сравнению с 2014‑м.

murga«Положительная динамика связана с реализацией ряда крупных проектов в самых разных сферах: строительство тепличных комплексов для вы­ращивания овощей и развитие интенсивного растениеводства с использованием орошения, возведение автосборочного завода, расширение производ­ства сапфиров и сапфировых пластин для выпуска свето­диодов, смартфонов. Отмечу также и производство ком­плектующих для импортоза­мещения на рынке РФ, в том числе зарубежной упаковки, которая используется при вы­пуске аэрозолей. Для этого было приобретено высокопро­изводительное оборудование по изготовлению алюминие­вого баллона», – подчёркивает в интервью одному из СМИ заместитель председателя пра­вительства Ставропольского края Андрей Мурга.

Отчего позитивные тен­денции заметили далеко не все жители региона? Почему отчёты со знаком плюс не­редко воспринимаются не как положительные, а напро­тив – вызывают негативную реакцию? И почему аграр­ное Ставрополье так скудно представлено на прилавках местных магазинов, изобилу­ющих привозной продукцией молочной, а особенно мясной и овощной переработки?

В том же интервью Ан­дрей Мурга уверяет: «В АПК края предполагается нарас­тить производство продукции и инфраструктурных мощ­ностей в молочном и мяс­ном скотоводстве, племенном животноводстве молочного направления, тепличном ком­плексе. Кроме того, будут заложены новые сады и вино­градники, появятся современ­ные овощехранилища, а так­же селекционно-гибридные и селекционно-генетические центры…. Ведутся переговоры о строительстве завода по про­изводству семян подсолнеч­ника и кукурузы с мировым лидером в области селекции и разработки инновационных средств защиты растений…. Значительная поддержка ока­зывается региону в сельском хозяйстве: предоставляются субсидии за счет средств бюд­жета края на возмещение ча­сти затрат на уплату процентов по кредитам, полученным в российских кредитных ор­ганизациях, и займам, взятым в сельскохозяйственных кре­дитных потребительских ко­оперативах. Субсидии на эти цели распределяются и предо­ставляются из федерального бюджета казне Ставрополья».

Удивится или обрадуется ставропольский фермер, по­знакомившись с таким за­явлением?

ПЛЮС-МИНУС

«Важными стратегически­ми задачами на ближайшую перспективу являются ста­билизация экономического положения на Ставрополье, создание комфортной ценовой политики в крае, использо­вание местных и региональ­ных ресурсов, формирование рыночной инфраструктуры, оказание поддержки крупным предприятиям. К ним следу­ет добавить развитие малого предпринимательства, преодо­ление депрессивного характера экономики отдельных тер­риторий за счет расширения активной хозяйственной де­ятельности, появление новых точек роста, экономических зон, региональных и местных кластеров», – говорит Мур­га. И отмечает: «Понятно, в сложившихся экономических условиях у инвесторов воз­никают определенные про­блемы, прежде всего, из-за высоких процентных ставок по кредитам, что делает менее доступным получение средств на модернизацию производств. Тем не менее выход есть. Име­ется целый ряд механизмов господдержки инвестицион­ных проектов как на уровне Российской Федерации, так и края. Они призваны обеспе­чить доступность кредитных ресурсов для субъектов ин­вестиционной деятельности».

В числе мер, направленных на поддержку предпринима­тельства и инвестиционной политики, в будущем году обе­щано и снижение налогового бремени (путём внесения из­менений в законодательство).

«Важным здесь является предоставление налоговых преимуществ субъектам ин­вестиционной деятельности, в том числе по налогу на прибыль предприятия (ин­вестиционные соглашения, льготы резидентам региональ­ных индустриальных парков). В Ставропольском крае дей­ствуют 11 региональных ин­дустриальных парков, в них ведет деятельность 21 рези­дент», – говорит Мурга.

По мнению Андрея Юрье­вича, участие в программах импортозамещения «поможет и развитию малого и среднего предпринимательства, сниже­нию напряженности на рынке труда, оптимизации бюджет­ных расходов за счет выявле­ния и сокращения неэффек­тивных затрат, концентрации ресурсов на приоритетных направлениях развития, увели­чению налоговых поступлений и созданию механизма сана­ции проблемных системообра­зующих организаций».

Между тем в крае далеко не все разделяют оптимизм региональных чиновников.

SONY DSC

SONY DSC

– Лич­но я не вижу ни одно­го плюса в эконо­мической политике Ставропо­лья, – зая­вил «СГВ» Георгий Легко­битов из межрегиональной правозащитной организации «Право». – Тарифы ЖКХ, зе­мельный, транспортный на­логи выросли. Казна пуста, условия для производства не созданы. Инвесторов как не было, так и нет – мы слы­шим большей частью только о намерениях, только о пла­нах. Но до конкретных дел и результатов, за исключением единичных примеров, так и не дошло. Значит – не доверя­ют? Не торопятся вкладывать в экономику региона, погряз­шего в коррупции и кумов­стве. Зарплата у большинства простых работяг сокращается. Много сокращений в частном секторе. Это всё видно на практике. А не в докладах. Люди-то судят по тому, что происходит в их жизни. Ре­альный бизнес уходит в дру­гие регионы, где для него созданы реальные налоговые преференции и стабильность. У нас в крае, такое ощущение, остаются продавцы с привоз­ным товаром, то есть обслу­живающие экономику других государств. Где производи­тель? Ищет такие регионы, где получит действенную под­держку. Пообщаться на эту тему с властью не представ­ляется возможным. Губернатор Владимиров, в предвыборный период показавший свою от­крытость, больше с обще­ственностью не встречается, а местные власти как были закрытыми, так и остаются.

ПРОПИАРИЛИ И ЗАБЫЛИ

По мнению же Дмитрия Чернова, одного из лидеров Ставропольского Вече Руси, глава региона пытается про­ложить в крае курс на но­вую экономическую политику. И это стоит отнести к плюсам. Но вот укоренившиеся элиты своих позиций не сдают, давят на Владимирова. Как считает общественный деятель, губер­натор во многом не устраива­ет, мешает вести свою игру.

«То, как позиционировал себя Владимиров в недавнем времени, пробудило надежду на прорыв в социально-эко­номическом развитии края, но пока от деклараций к реаль­ным делам перехода не случи ­лось. Возможно, прошло мало времени. Да и экономическая ситуация в стране известна, это также сказывается.

В целом же картина на Ставрополье не меняется: основные ресурсы, основные активы сосредоточены в руках бизнес-элит и чиновников всех уровней, через родствен­ников и приближённых лиц», – отмечает Чернов.

«Почему инвесторы не за­крепляются? Их пугает дей­ствительность – для реали­зации проектов нужна земля, а она вся давно распродана, либо под контролем близких к власти людей. И стоимость её невероятно высока, – счи­тает наш эксперт. – Сколько земли в регионе не обра­батывается, а просто стоит в ожидании, пока удастся взять за неё большой куш? Конечно, это тормозит раз­витие экономики. Кроме того, бюрократическая волокита и непомерные налоги вы­давливают предпринимателей в другие регионы. И это тоже тормоз развития».

А чиновники, по мнению Дмитрия Чернова , живут в мире искажённой статисти­ки, в мире бюджетного финан­сирования, слишком далеко от народа. Что касается громких инвест-проектов, в крае о них наслышаны. Пошумели и за­были.

«Сколько пиарила такие проекты мэрия Пятигорска! Где они? Почему Травнев не отчитывается о положении дел, о состоянии этих проектов? В какой они стадии, что пре­пятствует их реализации?» – возмущается Дмитрий.

Судить об успехе нужно по плодам, а не по звонким заявлениям. Сколько создано в результате рабочих мест, какая продукция выпуще­на, какая прибыль получена. « Все помнят нашумевшие проекты Гранд СПА Юца в Предгорном районе, Гор­ное море в Железноводске, проект жилого микрорайона в Лермонтове, – перечисляет Чернов. – Этот список за­явленных, но так и не во­площённых проектов можно продолжить. Даже средства бюджетные выделялись на под­готовку инфраструктуры. Куда они дошли и где закопаны? За 10 лет о таких проектах в крае наслушались. Потому в новые и не верим. Хотя бы один старый довели до ума».

Потому эксперты нередко сравнивают экономику регио­на с Бермудским треугольни­ком – деньги вкладываются, а результаты незаметны….

Если не складывается с мас­штабными стройпроектами, то в аграрном секторе тоже не всё гладко. Лозунгами скоти­ну не накормишь. И давать молоко и мясо по постанов­лению краевого правительства у коровы никак не получится. Прежде её нужно вырастить, а это недёшево. Вот только в сельхозотрасли всё меньше желающих заниматься живот­новодством – тяжёлый труд, а перекупщик зарабатывает на нём поболее крестьянина. Возможно, статистика даёт позитивные цифры, но люди судят по тому, что они видят рядом, сколько и чего могут купить сегодня. И по какой цене. Такова реальная эко­номика.

Позиция

К СТАГНАЦИИ ГОТОВЫ?..

kursishАлексей Курсиш, председатель Межрегио­нальной об­щественной организации «Антикор­рупцион­ный центр», председатель Народной общественной пала­ты Кавминвод:

Развитие экономики в крае не самое плохое относительно других российских регионов. Старополье в середнячках. В следующем, 2016‑м, году экономического роста в ре­гионе не будет. Напротив, экономику края ждёт стаг­нация, медленное снижение по региональному валовому продукту и по производитель­ности. Причин для повышения этих показателей просто нет. Кредитные ресурсы дорогие, двузначная депрессионная ин­фляция, административное и налоговое давление серьезно растут. Несмотря на заявления федеральных, краевых и муни­ципальных чиновников, власть проводит рискованный экс­перимент, пытаясь с «полудо­хлой овцы» снять две, а лучше три «шкуры». Беззаконие со стороны самой власти удру­чающее и продолжает расти.

Ситуация напоминает пе­риод продразвёрстки 1917– 1922 гг. Затраты бюджета на военные нужды и админи­стративно-силовой сектор го­сударства составляют чуть ли не 30% бюджета. В течение 10 – 15 лет произошел всеоб­щий кадровый отрицательный отбор чиновничьего и право­охранительного аппарата, пло­ды которого страна пожинает и еще долго будет пожинать. На всех уровнях власти идёт бурный процесс пустых со­вещаний и заседаний. Закон­ность в судах бизнесу и граж­данам находить крайне трудно или вообще невозможно (как в случае с оспариванием ка­дастровой стоимости земли). Коррупционный фон в России зашкаливающий, особенно на Юге страны. Власть живет сво­ей жизнью, а остальной народ и бизнес своей. Законы при­нимаются зачастую в ущерб и гражданам, и бизнесу (тот же ПЛАТОН, та же кадастро­вая стоимость, где ВСЁ похо­же на чиновничий театр абсур­да). Экспертное сообщество, учёных, предпринимателей не привлекают к диалогу, не советуются, не слышат. И всё это происходит, с моей точки зрения, в период мощнейше­го системного рукотворного кризиса. И опять же, с моей точки зрения, кризис лишь в самом начале, а самое тяже­лое для страны и её граждан ещё впереди – весной 2017-го, в 2018–2019 годах.

В таких условиях о каком-то серьёзном импортозамещении, о каком-то экономическом росте говорить не приходится.

 

Ирина ДОБРОНРАВОВА

Наверх