№ 02 (3579) 20.01.2016  

КАРАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА

Людей забирают в полицию по чьей-то указке

Жалобу о противоправном уголовном преследовании в Ставрополе Степана Кононенко его родным приходится подавать самому Генпрокурору РФ Юрию Чайке. Вот уже четыре месяца парень вынужден  находиться в СИЗО вместе с настоящими нарушителями закона. Стёпа не увидел рождения долгожданной дочки Вареньки, первых месяцев её жизни по чьей-то злой воле.

Дело в паспорте?

stepankononenkoВ редакцию «СГВ» обратились убитая горем молодая супруга Степана Екатерина и юрист Наталья Иванова. «Помогите, следствие Промышленного района упорно навязывает моему мужу роль преступника. Очевидные доказательства его непричастности к преступлению игнорируются и замалчиваются». Эти же слова они скажут и на приёме у Чайки и депутатов Госдумы РФ от Ставрополья.

Юрист, сопровождающая семью, рассказывает: «30 сентября 2015 года Степана вызвали в полицию на улицу Балахонова под предлогом того, что нашли его машину. Год назад на работе угнали служебную «Ладу», он тогда написал заявление об угоне. Парень работает инженером-электриком.

Стёпа с Катюшей поженились и строили молодую семью, пока не пришла беда. Катя была на 9-м месяце беременности. Как раз 29 сентября молодой муж отвёз жену на сохранение перед родами. Беременность протекала тяжело, до последних дней был токсикоз. Стёпа от жены фактически не отходил, брал всегда на выезды по работе.

В УВД он пришёл к 10 часам утра, ушёл в 18 часов. Как потом выяснилось, вызывали под одним предлогом, а на месте сказали: «Ты участвовал в драке, нанёс тяжкий вред здоровью такому-то человеку». Степан этих людей вообще не знает и ответил полицейским: «Я не знаю, в чём мне нужно признаваться, я всё время был с женой».

Маленькое отступление. Дело в том, что прошлой весной у Степана украли паспорт, грубо вклеили туда чужое фото, взяли кредиты. Как говорит Наталья Иванова: «Скорее всего, тот человек, который приклеил своё фото на паспорт, и был замешан в драке. И свидетели опознали его. Когда в МВД нам показывали ксерокопию старого паспорта Степана, там был снимок совершенно другого человека, а Ф.И.О. моего доверителя – Степана Анатольевича Кононенко. В полиции мы об этом говорили, но слушать нас никто не стал».

Странная драка у пивбара

Сначала молодому человеку дали повестку как свидетелю. 1 октября юрист пробыла со Стёпой в УВД с 10 часов утра до часа ночи. «Тогда я его последний раз и видела, – говорит Наталья Николаевна. – Было произведено опознание его потерпевшими и свидетелями как участника драки. Стоит отметить, что ссора между её участниками развернулась поздно вечером за целый месяц до этого в одном из пивбаров на улице 50 лет ВЛКСМ, и наблюдавшие её люди были подшофе. Сама драка случилась в подъезде рядом. Не понимаю, как они могут брать на себя такую ответственность, ведь, во-первых, они ни разу в глаза не видели Степана. Во-вторых, в тот день, когда случился инцидент, он весь день был со своей женой, что могут подтвердить 15 (!) человек. Все эти люди никак не связаны со Стёпой: продавец магазина, водитель маршрутки, соседи и т.д. Степан многим в тот день звонил, ездил чинить машину в гараж, подвозил соседку по дому ровно в то время, когда шла драка, общался с соседями через балкон, выходил со своего компьютера в Интернет и заказывал дрели. То есть очень много фактов, доказывающих, что Степана и близко не было на месте преступления».

Как говорит юрист, одна из главных свидетелей, учительница, отдыхавшая в тот день в баре, напрямую показала на Степана пальчиком и сказала: «Да, он там был, бил потерпевшего ногами». При этом, когда начали разбирать весь клубок, было много несостыковок. Ни Степан, ни его друзья, ни его жена никогда не видели ни людей, участвовавших в драке, ни свидетелей. Во всей этой истории Степан является определённым козлом отпущения, который фактически удобен всем. Юрист продолжила: «То, что делают в полиции, страшно тем, что не разбираются ни в чём. Дело передали уже четвёртому следователю, каждый, принимая материалы, знакомится с ними по две – три недели, а парень который месяц находится в СИЗО. Когда избиралась мера пресечения, первый следователь написал в суд: «Избило потерпевшего неизвестное лицо», и при этом задерживают Степана. Даже судья указал тогда полиции, что так быть не может, что ему привели конкретного человека, и документы переделали».

«На основании чего вообще задерживают? – возмущается юрист. — Суд назначает меру пресечения, исходя из тяжести преступления и характеристики личности: есть или нет постоянное место жительства, работа, малолетние дети или лица, за которых он несёт ответственность. Степан прописан и живёт в Ставрополе, официально работает, у него жена лежит на сохранении, которая должна не сегодня-завтра родить. Из двух домов были прошения суду от простых людей. Но ничего этого не учитывается при избрании ему меры пресечения. На все эти факторы почему-то закрываются глаза, ведь даже за более серьёзные преступления часто сажают под подписку о невыезде».

Ткнули пальцем, и ты – в СИЗО…

Весьма тяжело идёт судебный процесс, медицинскую экспертизу потерпевшему сделали  только спустя четыре месяца. Сам потерпевший прямых показаний не даёт. Участников драки было пять человек, и произошла она ещё 28 августа. Причину её выяснить невозможно, началась потасовка в баре из-за сигареты. Самое грустное, всем, видимо, просто нужна статистика, выполнение плана, раскрытие данного дела. Получается, к любому человеку на улице Ставрополя может подойти полиция и арестовать только потому, что неизвестный ткнёт в вас пальцем и скажет: «Он меня избивал три месяца назад. Вот справка из больницы, что я пролежал там пять дней». При этом следователи выставляют «тяжкий вред здоровью» на основании справки из больницы и своего личного понимания. Ведь экспертизы нет, провели её только спустя 4,5 месяца. По закону тяжесть причинения вреда здоровью определяет эксперт.

«В январе мы получим заключение, — говорит Наталья Ивановна. —  О какой объективности может идти здесь речь? По справке потерпевшему ставят диагноз «перелом черепа», а по факту через пять дней после избиения он спокойно переписывается в соцсетях. Степану же по статье 112 части 1-й грозит до 8 лет лишения свободы за то, чего не совершал».

Юрист добавляет: «Человек, который был реальным участником той драки, и тоже под уголовным преследованием, в СИЗО ни дня не был».

А на память приходит недавняя история, произошедшая в больнице Белгорода, когда также барышня ткнула своим пальчиком в якобы обидевшего её пациента, и в итоге доктор забил мужчину до смерти.

Олеся КАРАВАЕВА

МЕЖДУ ТЕМ

Когда верстался номер, из семьи Кононенко пришло печальное известие: внезапно умерла бабушка Степана. Сердце женщины не выдержало переживаний за внука, незаконно томящегося в СИЗО. Сейчас друзья и родные Стёпы собирают подписи в Интернете по всей стране против его удержания, направляют жалобы, ведут работу с известными правозащитными организациями и депутатами. И выйдут на митинг, обратятся в «Человек и закон», в «Пусть говорят», главное – добьются справедливости. А мы надеемся, что до крайних мер не дойдёт, и Ставрополь в очередной раз не прогремит с позором на всю Россию. Верим, что полиция и прокуратура разберутся и отпустят молодого отца к семье.

КСТАТИ

В жернова попал страж закона

Был в юридической практике Натальи Ивановой случай, после которого она говорит всем: «Неважно, что происходит в вашей жизни в течение судебного процесса. Всё рано или поздно пройдёт, жизнь гораздо дороже». Однажды её подопечный умер.

Александр в июне 2012 года был незаконно привлечён в качестве подозреваемого по одному делу. При том, что был он сотрудником правоохранительных органов. Полицейский осуществлял патрулирование и задержал человека, распивавшего спиртные напитки, обоснованно оформил протокол. Но тот затем заявил, что его подпись якобы подделали.

Полицейского привлекли в качестве подозреваемого за «подделку документов и служебный подлог». «В результате моего подзащитного отстраняют от службы. И это тоже было сделано для статистики. Надо понимать, что у нас карательная система правоохранительных органов. Не возмездная, а карательная, – говорит Наталья Николаевна. – Представьте, человек, который был единственным кормильцем семьи, семь месяцев вынужденно не работал. Двое детей, жена – сотрудник школы с небольшим окладом. Денег не хватало,  пришлось взять кредиты. Адвокат добился его проверок на полиграфе, проведения почерковедческой экспертизы. И 31 декабря уголовное преследование было закончено».

Через год Александр стал клиентом Натальи Ивановой. Сам подсудимый или подозреваемый, который был когда-то под следствием или обвинён, но которого потом признали невиновным, имеет право на реабилитацию. Вот и обратился он к юристу восстановить честное имя, вернуть затраты на адвоката.

Юрист продолжила: «Естественно, он сильно переживал: сотрудник полиции, привлекли незаконно, попрали  честь и достоинство, просто окунув во всю эту грязь. Он честный человек, характеристики на него давали сослуживцы самые лучшие. Мы начали собирать различные документы, подали в рамках гражданского производства на возмещение морального вреда. Прошло первое судебное заседание в декабре 2014 года. Документы долго не принимались. Мужчина очень переживал, ведь по кредитам нужно было платить. А на старый Новый год мне позвонил его сын и сказал, что папы больше нет, остановилось сердце. Все выплаты в январе 2015 года получили наследники.

Зачастую невозможно понять низкие посылы людей, их цель. Это жернова, и в них попадают даже свои».

Наверх