№ 07 (3584) 24.02.2016  

ПОСЛАНИЕ ИЗ БЕСЛАНА

Житель Ставрополя помог матерям не сломаться

История Юрия Герасименко заставляет задуматься о Божьей мудрости и провидении. Родился он на Кубани в семье потомственных казаков. Это народ волевой, свободолюбивый, умеющий хранить верность долгу и присяге.

«Через год после моего рождения родители по настоянию бабушек крестили меня в станичной православной церквушке, невзирая на то, что в те годы Советской властью это было наказуемо, – вспоминает мой собеседник. – Каникулы я проводил в селе. А когда возвращался в город, от своих учителей в школе и старших товарищей слышал, что Бога нет, что старые необразованные люди заблуждаются, веря в него».

Не упасть на дно

После окончания средней школы и учёбы в техникуме Юрия на три года призвали в Военно-морской флот. Служил в Калининградской области и в Москве. После поступил в ГАИ инструктором дорожно-патрульной службы, получил офицерское звание, стал старшим инспектором ДПС взвода вертолётного патрулирования и сопровождения.

«Тогда руководители государства и регионов часто привлекали экипажи ГАИ для сопровождения. Считали, что это, а вовсе не Бог, убережёт их от автокатастроф во время движения по дорогам на скорости», – говорит Юрий Иванович.

За годы службы в ГАИ мой собеседник не раз получал положительные отзывы от командования. Есть они и в графе поощрений в его трудовой книжке. Было это в середине 80-х годов. Сегодня Юрий Иванович не боится сказать о своём моральном падении: «При этом я был ловким взяточником и ни разу не попался. Хорошо помню, как взял первую взятку и что при этом испытал. Я сделал выбор в пользу наживы. Но мне удалось на собственном опыте убедиться, что взятка – великое искушение и зло. Многие считают, что служба в ГАИ – золотое дно. Могу с уверенностью заявить, что это может стать просто дном. Наличие в кармане удостоверения сотрудника силовых структур либо органов власти многими воспринимается как охранная грамота. Это даёт ощущение безнаказанности, которое, как известно, порождает преступление. В результате такой самонадеянности некоторые из моих сослуживцев не дожили до сегодняшнего дня. Стремиться овладеть чужим добром не стоит, оно может лишить спокойного сна. Возможно, жизнь пройдёт без уголовного преследования, но здоровью физическому и душевному обязательно будет нанесён урон. Есть глубокая народная мудрость: «У кого совесть не чиста, тому и тень кочерги – виселица!»

До 33-х лет Юрий, считая себя православным христианином, думал, что вера в Бога только в признании его существования. «И когда я осознанно грешил, то утешал себя мыслью, что правы те, кто говорит, что Бога нет. Когда же меня постигали разные беды, от безысходности я обращал взор к небу, но чаще не для молитвы, а для упрёка. Были такие моменты отчаяния, когда я в безлюдном месте мог с гневом грозить кулаком в небо и кричать: «Тебя нет!», – делится Юрий Иванович.

Через 20 лет Юрию Герасименко пришлось те же страшные слова услышать от родителей детей, погибших в бесланской школе 1 — 3 сентября 2004 года. Его жене Надежде тогда поступило предложение переехать из Ставрополя во Владикавказ для работы в ООН переводчиком с английского и программным сотрудником по управлению проектами. Взяли с собой младшую дочь. Юрий тоже устроился в ООН. Охранял иностранных специалистов Всемирного фонда продовольствия. Его сотрудники работали там с гуманитарной миссией. И только позже он пришёл к пониманию того, зачем его туда направил Всевышний.

Чему научила трагедия

После страшного теракта Юрий Иванович однажды заехал на Новое кладбище Беслана, где были похоронены погибшие заложники. Герасименко рассказывает: «Познакомился там с женщиной Аллой, с тремя детьми попавшей в заложники. Первый взрыв прогремел прямо над ними под баскетбольным щитом. Мать успела накрыть сына собой. Её сильно посекло, а сыну только ногу повредило. Средняя дочь смогла в момент захвата выбраться под пулями. Старшую дочь ранило в момент побега через окно. По пути в больницу десятиклассница умерла. А боевики всё снимали на видеокамеру, отобранную как раз у Аллы. Отец троих детей три дня провёл в оцеплении у школы, не зная, что с семьёй. На тот момент Касболат был одним из руководителей таможни. Сейчас он смотритель кладбища «Город ангелов». Сказал мне, что после трагедии понял, что жил как-то не так. Да и многие супруги тогда друг друга обвиняли в смерти детей и говорили, что это возмездие.

С Аллой мы тоже беседовали о духовном. Она мне с обидой: «И как вы можете говорить после этого о том, что Бог есть? Юрий, поймите, я сейчас не готова уповать на Бога. Да и столько я небу уже наговорила». Утешал её, говоря: «Молитесь, и Бог даст вам это преодолеть». Несмотря на её недовольство этими моими заверениями, она пригласила нас с женой в гости.

Через неё мы познакомились с другими людьми, которые потеряли своих близких. Я анализировал их высказывания. И в итоге Господь побудил меня написать книгу и ответить на вопросы, которые задавали матери Беслана: куда смотрел Бог, и что говорит об этом Библия».

В своей книге «Послание из Беслана: Вам надо родиться свыше!» Юрий Герасименко пишет, что трагические события в школе № 1 побудили тогда людей определиться с вероисповеданием. Многие осетины приняли крещение в христианских церквях. Навсегда Юрию Ивановичу запали в душу пророческие слова одной из матерей, потерявшей ребёнка: «В Беслане пролилась кровь во имя спасения всего человечества!»

В прошлом году 3 сентября в лицее № 38 Ставрополя Юрий Герасименко проводил открытый урок. Главной мыслью его выступления стала: «Если для всех нас это трагедия, то для людей, переживших её, – это жизнь».

Ольга БОГАТЕЕВА

 

Наверх