№ 07 (3584) 24.02.2016  

ЖЕЛАНИЕ ЖЕНЩИНЫ – МИР

Ставропольчанка Галина Клочко и не думала, что ей когда-то придется связать свою жизнь со службой. При поступлении в медучилище ей, конечно, было известно, что она автоматически становится военнообязанной. Но Гале казалось это чем-то таким далеким… Однако замужество изменило все представления о жизни.

– Мужа отправили в Каган, что в Средней Азии, чуть ли не на следующий день после нашей свадьбы в 1988 году. Я поехала с ним, уже будучи беременной дочерью, – рассказывает Галина. – Там меня сразу же определили в медсанчасть клиническим лаборантом. Работа кипела: как раз в то время начался вывод советских войск из Афганистана. И меня попытались быстренько перевести на другую должность, чтобы отправлять в командировки… Но одного вылета оказалось достаточно – я поняла, что не справлюсь. Есть, конечно, женщины отчаянные, которые любому мужчине составят конкуренцию. Но я оказалась не из таких. Хотя впоследствии, работая в военных госпиталях и санчастях, я многое повидала. Но горячая точка, где днём и ночью продолжают идти бои, на мой взгляд, совсем не место для женщины.

Во второй раз столкнуться лицом к лицу с изнанкой военной службы Галине довелось уже здесь, в Ставропольском крае. В 1602-м окружном военном госпитале города Будённовска. Это было начало второй чеченской кампании, наиболее активная боевая фаза которой пришлась как раз на 1999 — 2000 годы. Молодые ребята, практически мальчишки, изуродованные и искалеченные, переполняли отделения хирургии и реанимации. «Косари», чтобы не попасть в горячую точку, были готовы буквально на всё!

– Некоторые были похитрее: они чем-то раздирали себе нижнюю часть гортани, и изо рта шла кровь, а к спине крепили лезвия, – продолжает Галина Викентьевна. – И рентген, конечно же, показывал, что внутри находится инородный предмет… Но многие так боялись оказаться на рубежах войны, что действительно глотали различные острые предметы – от булавок до гвоздей. Смерть от собственной руки представлялась для многих куда гуманнее, чем риск попасть в кровавую мясорубку. В то время как муж пропадал в Чечне, мне приходилось практически круглыми сутками дежурить возле больных, раненых и неудавшихся самоубийц. Это непросто физически, а уж тем более эмоционально. Спасая кого-то, ты каждый раз понимаешь, что живёшь не зря, и это того стоит! Некоторые только такими мыслями и держатся на подобных местах. Кого-то привлекают прибыль и льготы, положенные военным, кого-то, как ни смешно, форма… Но человек неподготовленный моментально «сгорит» в таких условиях. Ко всему должно быть призвание, и военная служба не исключение. Знаю, многие находят себя в этом деле – и мужчины, и женщины. И если, не дай Бог, что-то случится в нашей стране, меня призовут среди первых, ведь я и сейчас остаюсь прапорщиком в запасе. И я непременно сделаю всё, что в моих силах, чтобы послужить своей стране. Но лучше пусть этого не случится. Ведь первое и самое главное пожелание любого военного – мирного неба над головой.

Андрей АКУЛИЧ

Наверх