№ 18 (3595) 11.05.2016  

«ВСЕ, ЧТО БЫЛО, – МОЁ»

Любовь и гармония – самое важное, самое лучшее, что может подарить тебе жизнь. Так считает женщина, которая всю себя посвятила спасению и помощи другим людям.

Цена участия и внимания

В послужном списке ставропольчанки Ксении Павловны Дьяковой награды «За доблестный труд в ВОВ 1941-1945 годов», ее портрет занимал достойное место на Доске почёта ветеранов второй краевой ставропольской больницы, где в неофициальном звании коллег «медсестра с золотыми руками» она проработала целых двадцать лет. В ее трудовой книжке нет свободного места от записей о наградах и благодарностях. Ее парадный пиджак увешан медалями за мужество и заслуги. Ее глаза, полные доброты и задора, буквально светятся любовью ко всему, что ее окружает.

По словам Ксении Павловны, если бы не возраст, она бы ни за что не оставила работу – дело всей своей жизни. Помогать людям она хотела с детства. С раннего возраста росшая без матери, в условиях жесточайшего голода и постоянной борьбы за существование, Ксения прекрасно знала, насколько важны для человека участие и внимание. Возможно, именно это помогло ей стать таким востребованным специалистом, не только с золотыми руками, но и с чутким сердцем. По воспоминаниям Ксении Павловны, Великая Отечественная война ворвалась в ее судьбу внезапно, словно ураган, смешав все планы. Девушка, мечтавшая получить высшее медицинское образование, только что вышла из дверей школы медсестер вместе со своими подругами… И тут же, на пороге, их застала эта зловещая весть.

— Но мы не знали истинного значения слова «война». Мы радовались выпуску, строили планы на будущее. Никто не мог знать, чем обернется для каждого из нас эта новость, — отметила ветеран.

Искалеченные судьбы

На следующий день всему выпуску пришли повестки в армию. Ксения Павловна была распределена в тыл, и, сколько бы она не подавала заявление отправить ее на фронт, в военкомате были неумолимы. Впрочем, кто знает, где она повидала бы большей жестокости? Военный госпиталь вспоминается ей бесконечной чередой раненых, искалеченных, обгоревших молодых ребят, которых привозили из горячих точек и сгружали штабелями на заднем дворе. Крики, стоны, полчища насекомых, празднующих свою победу над человеческими телами, постоянный запах крови, гнили и боли.

В зоне боевых действий медикам доставались более легкие травмы, хотя и ценой больших усилий,  им же, в тыл, привозили полуживое «мясо». Сердце молодой сестрички заходилось от постоянного сочувствия и душевной боли, при виде ежеминутной картины страданий окружающих людей. Это были не просто искалеченные тела, а искалеченные судьбы. Небольшой отдушиной во всем этом аду были, как ни странно, сигареты («Я курила целых два года, начав с того, что помогала раненым скрутить самокрутку и подкурить!») и пол стакана красного вина в сутки («Разумеется, так везло не всегда»).

Саму войну мало кто из ветеранов любит вспоминать, но все, как один приговаривают: «Не дай бог кому-то пережить подобное». Это повторяют и фронтовики, и те, кто оставался в тылу. Не понаслышке изведав ценность жизни, после войны Ксения Павловна продолжила учебу в сфере медицины, получив диплом с отличием фельдшера-акушера. Отныне она могла не только спасать людей, но и помогать им появляться на свет – это ли не счастье?

Жизнь ее пронеслась с головокружительной скоростью: работа, муж, дети, потом пошли внуки и правнуки. Она считает себя самым счастливым человеком и ни за что не поменяла бы в своей судьбе ни единой минуты – все, что с ней случилось за все эти годы, как она сама считает, только ее. И другого не надо.

Андрей АКУЛИЧ

 

Наверх