№ 23 (3600) 15.06.2016   Рекомендовано  

ПРАВОЗАЩИТНИКОВ ВОДИЛИ ЗА НОС

Члены президентского совета по правам человека столкнулись в СКФО с показухой и циничным обманом

Члены президентского совета по правам человека столкнулись в СКФО с показухой и циничным обманом

В Пятигорске на прошлой неделе состоялось расширенное заседание Совета при Президенте РФ по правам человека и развитию гражданского общества (СПЧ). Накануне правозащитники завершили на Северном Кавказе масштабную многодневную работу, которую назвали неделей общественного контроля.

«Мокрое дело»

Неделя общественного контроля растянулась на одиннадцать дней – с 30 мая по 9 июня. Работе делегации СПЧ на Северном Кавказе не благоприятствовала погода: все время шли дожди, сверкали грозы с молниями, что дало правозащитникам основания шутить по поводу «мокрого дела», на которое они пошли.

Члены Совета посетили в регионах округа многие социальные учреждения, места принудительного содержания, полицейские участки, вместе с региональными уполномоченными по правам человека проводили приемы граждан. Проблем, с которыми обращались люди, было очень много, они связаны с жильем, вынужденными переселенцами, несправедливыми уголовными решениями. На встречи с правозащитниками собиралось по 500-600 человек, по какому-либо одному вопросу приходили большие группы – по нескольку десятков граждан. Встречи порой затягивались за полночь. В Ингушетии члены СПЧ работали до 4 часов утра.

По словам председателя совета Михаила Федотова, какие-то вопросы разрешались сразу же:

— Это хорошо. Но с другой стороны, если по таким простым делам необходимо вмешательство президентского Совета по правам человека, это ненормально.

А для решения некоторых проблем достаточно было информации о грядущем визите делегации Совета. Например, дагестанские власти были предупреждены, что СПЧ намерен посетить один из детских интернатов в Махачкале, где, по сведениям правозащитников, не всё в порядке. В итоге к приезду членов Совета, директор уже был отстранен от работы, и проведена определенная работа по улучшению условий содержания воспитанников. Всюду были постелены новенькие ковровые дорожки. Во всех детских спальнях московские гости увидели новые одеяла, постельное белье, даже новые ночные горшки.

расширенное заседание спч

Расширенное заседание Совета при Президенте РФ по правам человека и развитию гражданского общества (СПЧ) в Пятигорске

В Ингушетии правозащитники столкнулись с другим примером. От членов СПЧ пытались спрятать одного из заключенных, с которым они хотели встретиться. Правозащитникам сказали, что этого человека отправили из Назрани в Малгобек. И даже после вмешательства «высших сил» из Москвы представителей СПЧ водили за нос, уверяли, что заключенного увезли на следственные действия, о которых ничего не знал его адвокат. На самом деле, как потом выяснилось, его прятали в соседнем здании МВД. «Операцией» руководил замминистра внутренних дел республики.

Член СПЧ Андрей Бабушкин — председатель постоянной комиссии СПЧ по содействию общественно-наблюдательным комиссиям и реформе пенитенциарной системы и профилактики правонарушений — назвал сей факт верхом правового цинизма.

Застрявший закон

Один из главных выводов членов СПЧ по итогам их работы на Северном Кавказе — нужно максимально усиливать роль гражданского общества в защите всего комплекса прав человека. Поскольку сил государства, института уполномоченных по правам человека недостаточно. Без участия гражданского общества невозможно победить экстремизм и терроризм — зло, которое покушается на основополагающее право человека – право на жизнь, нельзя реализовать право на справедливый суд, на труд, на отдых, на жилище, охрану здоровья и т.д.

Как же обеспечить участие гражданского общества в защите  прав человека? Прежде всего, общественным контролем, используя его различные формы и методы. При этом нужна правовая база общественного контроля на региональном уровне.

Федеральный закон об основах общественного контроля в РФ – документ, который разрабатывался Советом по правам человека, принят, действует. Но этот закон рамочный. Что касается конкретики, специальных правовых норм, детализирующих формы и методы общественного контроля, пока имеется только один такой закон – об общественном контроле за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания. Но права человека нужно защищать не только в тюрьмах и СИЗО. Они могут нарушаться и в детских домах, домах престарелых, психиатрических больницах.

— Нужно принимать специальные законы, которые бы определяли формы и методы общественного контроля в этих социальных учреждениях, — уверен Михаил Федотов.

Несколько лет назад СПЧ разработал проект федерального закона об общественном контроле за соблюдением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Документ был представлен главе государства и внесен Президентом в Госдуму. Но после принятия в первом чтении застрял в парламенте. Правозащитники предлагают взять за основу этот законопроект, разработать и принять его более широкие региональные версии.

Распространить документ предлагается не только на детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а на многие категории — на детей-инвалидов, инвалидов, содержащихся в социальных учреждениях и т.д. Обкатанные в регионах нормы затем будут оформлены в соответствующий федеральный закон.

Вопиющие спекуляции

В ряде выступлений звучала тема наступления властей на местное самоуправление, ныне актуальная в Ставропольском крае.

По мнению председателя постоянной комиссии по развитию НКО Натальи Евдокимовой (она встречалась с казаками села Александровского, протестующими против отмены прямых выборов на территории сельсовета, о чем «СГВ» писали в прошлом номере), те изменения в законодательстве, которые позволяют не избирать глав муниципальных образований, а назначать представительными органами, сужают демократию, ограничивают возможности граждан, живущих в этих муниципальных образованиях. В селах Ставрополья набирает ход процесс ухода от прямых выборов на опосредованные.

Кроме того, в крае наблюдается тенденция переформатирования муниципальных округов — преобразование муниципальных районов в городские округа. Евдокимова высказалась по этому поводу как юрист:

— Если тот закон, который позволяет опосредованно выбирать глав муниципальных образований, не противоречит федеральному законодательству, то закон о переформатировании муниципальных округов – полностью не соответствует ему. Об этом было заключение прокуратуры Ставропольского края, но депутаты региональной Думы не отреагировали на это заключение. Приняли этот закон. Несмотря на то, что трижды была попытка принять подобный закон на уровне РФ, комитет Госдумы, который отвечает за муниципальное и государственное строительство, дал отрицательное заключение.

Представительница СПЧ считает, что нужно этот закон отменять или принять в формулировке, не противоречащей федеральному законодательству.

Михаил Федотов со своей стороны добавил к сказанному, что государство становится все более открытым. Действует открытое правительство и общественные палаты — скоро при ЖЭКах будут создаваться общественные советы. Поэтому развитие местного самоуправления должно происходить в этом же направлении, а не в противоположном. Федеральный закон, допускающий опосредованные выборы глав муниципальных образований, не ограничивает свободы, наоборот, расширяет их. Предлагает людям разные варианты. Граждане сами должны решать, какие выборы им нужны. Но если органы местного самоуправления идут против воли людей – грош им цена.

К обсуждению горячей темы подключился еще один член СПЧ, известный журналист, общественный деятель Максим Шевченко:

— Когда я узнал, что бывший глава Александровского района теперь министр сельского хозяйства Ставрополья, я понял, почему земли в сельских территориях становятся собственностью крупных монополистов.

По информации Шевченко, спекуляции земельным фондом, создание огромных хозяйств-латифундий в ущерб народу в Ставропольском крае особенно вопиющи. Как жить тысячам людей, для которых земля была источником социально-экономического существования, хозяйственной базой, задается вопросом правозащитник. По его мнению, такая политика на селе, затрагивающая интересы казачества, приводит к срыву реализации федерального закона о восстановлении прав казачества.

Через некоторое время после этого выступления Михаил Федотов получил СМС-сообщение от губернатора Ставрополья Владимира Владимирова с предложением Максиму Шевченко возглавить Комиссию по контролю за распределением земель в Ставропольском крае. Правозащитник выразил готовность принять предложение.

Как везде в России

Ситуация с правами человека в СКФО не отличается от тех, что имеют место в других федеральных округах.

— В целом мы видим одни и те же проблемы, — заметил Михаил Федотов. — Хотя на Северном Кавказе есть специфические проблемы, связанные, например, с борьбой с терроризмом.

Прежде всего, это проблема так называемого профилактического учёта людей, которые полиции кажутся связанными с террористами. На заметку полиции попадают даже дети в возрасте 3 лет. Глава СПЧ уверен, что вопросы постановки на профилактический учёт и снятия с него должны решаться не ведомствами, а комиссиями по адаптации и примирению, которые существуют во многих республиках Северного Кавказа. И в том, что этот профилактический учёт нужно оценивать не по количеству снятых отпечатков пальцев, а по числу задушевных бесед с людьми, которых полиция считает нуждающимися в профилактическом учёте.

По мнению Михаила Федотова, к работе комиссий по адаптации и примирению следует широко привлекать представителей духовенства, деятелей культуры, образования.

По итогам выезда на Северный Кавказ СПЧ подготовит рекомендации. Они будут направлены президенту. Также с ними будут ознакомлены главы регионов СКФО.

Влад БОЧАРОВ

Фото Виктора Нестеренко, vsluh.ru

 

Наверх