№ 26 (3603) 06.07.2016   Рекомендовано  

ТЕ ЖЕ БАНДИТЫ, ЕСЛИ НЕ ХУЖЕ?

В процессе выбивания долгов коллекторы становятся все более изощренными

Под занавес первого летнего месяца Совет Федерации принял долгожданный закон о коллекторах, регламентирующий их деятельность. На днях документ подписал Владимир Путин. Закон вступит в силу со следующего года, но сам факт того, что за десять лет существования в нашей стране рынка коллекторских услуг, наконец, законодательно определены требования и меры наказания к участникам этого рынка, безусловно, радует: слишком уж вольготно чувствовали себя взыскатели долгов, не чураясь никаких методов, даже самых страшных. Наиболее вопиющий случай произошел в Ульяновске: напомним, там коллектор бросил в дом должника бутылку с зажигательной смесью, в результате чего сильно пострадал маленький ребёнок. 7 июля начнется суд над злоумышленником. Кстати, многие считают, что именно эта ужасная история ускорила принятие вышеупомянутого закона.

Отличились взыскатели долгов и в нашем регионе – в прошлом номере «СГВ» подробно рассказывали о том, как проходили слушания по нашумевшему делу ставропольских коллекторов, блокировавших работу больницы. Тема продолжает быть остро актуальной, поэтому мы вновь возвращаемся к ней.

За короткое время, каких-то несколько лет, коллекторы снискали себе, мягко говоря, дурную славу. В народе зачастую их сравнивают с бандитами, возможно, за методы, которыми руководствуются коллекторы в своей повседневной деятельности. На их счету немало «подвигов».

Репетиция похорон

В Перми, например, в октябре 2014 года коллекторы убили мужчину из-за 1000 рублей, взятых в долг его другом. Одной школьной учительнице коллекторы звонили по ночам, угрожая похитить ее дочь в случае невозврата долга.

В Башкирии матери одной из должниц местного банка позвонили коллекторы, представившись сотрудниками ГИБДД, и заявили, что ее дочь погибла в автокатастрофе. Женщина в горе позвонила своему мужу, который, бросив работу, помчался домой. Вся родня стала готовиться к похоронам, только дочь об этом ничего не знала. Когда последняя позвонила в агентство и потребовала объяснений, ей заявили: «Рекомендуем привезти деньги сегодня… Это была репетиция».

В Саратове в июле 2015 года коллекторы настойчиво требовали от Марины Ивановой вернуть банку несуществующий долг. В выборах средств особо не церемонились: всюду – на стенах ее дома, на автомобилях жильцов – оскорбительные надписи. В подъезде перерезаны провода коммуникаций, и не беда, что все жильцы лишились телевизионного вещания и интернета. В действительности все оказалось просто и обидно: ее перепутали с другими клиентами. Спустя несколько дней банк принес извещение женщине и вычеркнул ее фамилию из списка должников. Как будто ничего серьезного не произошло.

В прошлом году жительница Новосибирской области взяла в кредит пять тысяч рублей в компании «Деньги сразу». Выплатить долг своевременно не смогла, а коллекторы потребовали с нее уже более 200 тысяч рублей. В своей жалобе женщина заявила, что они избили ее мужа и сына, а саму ее изнасиловали. Чем не бандитские методы?

Есть ли разница?

О «подвигах» коллекторов можно писать и писать — никакой газетной площади не хватит. Но все же в очередной раз вспомним подробности еще одного случая, который произошел в начале этого года в Ульяновске.

Глава семьи взял в долг в микрофинансовой организации 4 тысячи рублей на лекарство, а вернуть обязали в 10 раз больше. Не дождавшись денег, коллектор бросил в окно частного дома должника бутылку с легковоспламеняющейся смесью, известную в народе под названием «коктейль Молотова». Огонь вспыхнул в комнате, где спал двухлетний ребенок, который получил ожоги 40 процентов тела. Его 56-летний дедушка, пытавшийся потушить пожар, был также госпитализирован.

Больше двух лет прошло с тех пор, как 2 мая 2014 года в Одессе фашиствующие молодчики забросали в Киеве окна Дома профсоюзов «коктейлями Молотова». Пытаясь спастись, люди выпрыгивали, вернее, выбрасывались с верхних этажей объятого пламенем здания и разбивались насмерть.

Так в чем же разница между коллектором и фашистом с майдана, заживо сжигающим детей и взрослых?

А в ответ – тишина…

«Засветились» коллекторы и на Ставрополье. В результате их противоправных действий медицинское учреждение оставалось без связи двое суток. История резонансная, в ее тонкостях сейчас разбирается суд. Мы же вновь напомним читателям подробности ситуации.

Ирина Кравцова работает в должности медсестры-анестезиолога палаты реанимации и интенсивной терапии ГБУЗ СК «Городская детская клиническая больница г. Ставрополь им. Г. К. Филиппского». Коллеги характеризуют ее исключительно с положительной стороны: ответственный работник, знающий свое дело, порядочный и дисциплинированный человек. Проживает она вместе со своей матерью. Ее доход составляет исключительно заработная плата в сумме от 21 до 24 тысяч рублей в зависимости от количества дежурств. В феврале 2014 года Ирина взяла кредит на сумму 70000 рублей в банке АО «Альфабанк», который находится в краевом центре на улице Ленина. Кредит был взят на 24 месяца. Взносы по нему она выплачивала ежемесячно, без просрочек, в размере 4020 рублей. Последний платеж был произведен медсестрой в октябре 2014 года. Примерно с декабря 2014 года в связи с беременностью у Кравцовой начались материальные трудности, она лишилась возможности вовремя погашать ежемесячные платежи по вышеуказанному кредиту.

Для предотвращения наложения пени и иных штрафных санкций Ирина обратилась в АО «Альфабанк» с просьбой отсрочки платежа без процентов. Сотрудники этого банка отказали в ее просьбе. Более того, не захотели даже выслушать до конца. После этого она обратилась в организацию, которая оказывает помощь должникам по кредитам – потребительское общество социального партнерства «Они», располагающееся напротив рынка «Тухачевский» на одноименной улице города Ставрополя. В этом агентстве И. Кравцова заключила с ними договор, в рамках которого ей помогли собрать документы для судебного разбирательства, которые были отправлены в АО «Альфабанк». Ответа на свое письмо медсестра не получила.

Телефонный террор

В первых числах марта текущего года примерно около девяти часов вечера на мобильный телефон матери Ирины Кравцовой поступил звонок от неизвестного мужчины, который сообщил, что ее дочь задолжала денежные средства по кредиту в АО «Альфабанк». Как пояснила мама, Ирине этот мужчина не представился, стал высказывать оскорбительные, матерные выражения в адрес матери и дочери, угрожая им физической расправой.

«Вы домой-то теперь аккуратнее ходите», «Вы по-хорошему не понимаете, будет по-плохому», «Из вас, что, выбивать деньги надо», – все эти и другие угрозы сопровождались нецензурной бранью. Звонки от этого неизвестного мужчины на мобильный телефон матери Ирины поступали в течение всего вечера и были примерно одинакового содержания, сводились к угрозам насилия и расправы в отношении дочери и матери с требованием вернуть деньги по договору кредита.

Когда Ирина вернулась с работы, мать, воспринимавшая все угрозы реально, обо всем рассказала ей.

Кстати, этот же незнакомый мужчина звонил и в больницу. Не представившись главной медсестре, он в грубой форме потребовал к телефону Ирину Кравцову, задолжавшую деньги банку, и потребовал оказать на должницу давление, чтобы заставить ее погасить долг.

Главная медсестра ответила отказом, пояснив, что если есть финансовые претензии к И. Кравцовой, то они должны звонить ей, а не в больницу. На это звонивший стал унижать главную медсестру, высказывать в ее адрес оскорбления. Также звонивший мужчина сообщал, что, в связи с отказом руководства оказать воздействие на И. Кравцову, он поставит «робота автодозвонщика» и тот блокирует работу телефонной связи больницы. С этими словами он повесил трубку.

Для внесения ясности И. Кравцова решила позвонить по номеру, с которого поступали звонки с угрозами. На звонок ответил мужчина, представившийся Давыдовым Русланом Александровичем, который сразу же стал обзывать ее всякими гадкими словами, а напоследок предупредил, что если она не вернет до 16 часов деньги, взятые в АО «Альфабанк», то домой она с работы не вернется. Иными словами – угрожал физической расправой. А на вопрос медсестры, с какой целью поставили блокировку на стационарные телефоны клинической больницы, так называемый Руслан Александрович в грубой форме, используя нецензурную брань, ответил, что это не ее дело, так надо, а будет еще хуже для нее и всей больницы, если она не вернет деньги. Иными словами, дал понять, что блокировка телефонов больницы – его рук дело. На момент поступления этих требований с угрозами о выплате ей оставалось погасить вместе с процентами около 52000 рублей. От АО «Альфабанк» Ирине никаких уведомлений о передаче ее договора в коллекторское агентство или уступке договора третьим лицам не поступало. Во всяком случае, она об этом ничего не знала.

Уже позже, в апреле текущего года, подтверждая данные ею показания в качестве свидетеля по этому уголовному делу, И. Кравцова уточнила, что мужчина, высказывавший угрозы в ее адрес и в адрес матери, как узнала она в ходе следственного эксперимента, был С. Котельников. Вскоре на стационарные телефоны, а именно в приемное отделение больницы, отдел кадров, в кассу, а также на телефоны заместителя главного врача, стали поступать непрекращающиеся звонки с интервалом в одну минуту, а при поднятии телефонной трубки раздавались непрерывные гудки, что продолжалось до 4 марта 2016 года, то есть двое суток.

После того, как о данном инциденте было сообщено в средства массовой информации и полиции, звонки прекратились. А тогда на двое суток телефонные звонки полностью парализовали работу детской больницы.

Суд за дело

В мае 2016 года Ставропольский межрайонный следственный отдел СУ СКР по Ставропольскому краю завершил расследование уголовного дела в отношении начальника регионального отдела по взысканию долгов по Ставрополью Центральной дирекции по взысканию просроченной задолженности ООО «Сентинел Кредит Менеджмент» Станислава Котельникова, обвиняемого в самоуправстве.

Станислав Владимирович вину свою в инкриминируемом ему деянии не признал. Вместе с тем следствие собрало достаточно доказательств, среди которых показания свидетелей, заключения экспертиз, психофизиологические исследования, протокол следственного эксперимента, и уголовное дело с утвержденным обвинительным заключением направило в суд для рассмотрения по существу.

Что же представляет собой фирма, которой руководит на Ставрополье С. Котельников? Отдел взыскания долгов по Ставропольскому краю расположен в краевом центре и занимается выездами к должникам, приглашает последних в офис с целью выяснения времени возврата заемных денег и причин неплатежеспособности. Эта организация сотрудничает с АО «Альфабанк».

Сведения о должниках банка направляются начальнику подразделения ООО «Сентинел Кредит Менеджмент» С. Котельникову из главного офиса, который расположен в Москве. В информации о должниках, как правило, содержатся фамилия, имя и отчество должника, место рождения, паспортные данные, адреса регистрации и проживания – словом, вся необходимая информация. После поступления всех данных должники распределяются между сотрудниками, которых в отделе человек 10, лично С. Котельниковым. Должников в среднем приходится около 400 человек на одного сотрудника, так что еще часть должников остается у начальника, то есть С. Котельникова.

Правда, сотрудники офиса заявляют о том, что не знают должника с фамилией И. Кравцова, потому что сведения о нераспределенных должниках, как уже говорили, хранятся у С. В. Котельникова. Кстати, среди сотрудников также нет никакого Давыдова Руслана Александровича – такого никто не знает.

Судя по словам Станислава Котельникова, И. Кравцовой и в больницу он не звонил, его сотрудники, насколько ему известно, также ей не звонили. Более того, в возглавляемом им региональном отделе взыскания долгов по Ставропольскому краю ООО «Сентинел Кредит Менеджмент», опять-таки по его словам, средства автоматического дозвона с заданной цикличностью отсутствуют, а точнее, их никогда и не было. Телефонные разговоры у них в организации не записываются, ибо у них нет такого оборудования.

Интересно получается: неоднократно звонит неизвестный мужчина, не представляясь, угрожает врачам и медсестрам Ставропольской городской детской клинической больницы и в грубой форме требует, чтобы они оказали давление на И. Кравцову и склонили ее к выплате долга. Звонившего коллектора-матерщинника, который, если судить по его лексике, больше смахивает на отъявленного бандюгана, то бишь Руслана Александровича Давыдова, никто не признал, хотя звонки поступали с телефонного аппарата, который принадлежал вышеуказанной фирме, выбивающей долги, и находился на столе с левой стороны от рабочего места С. Котельникова.

И, наконец, блокировка стационарных телефонов ГБУЗ СК «Городская детская клиническая больница г. Ставрополь им. Г. К. Филиппского» парализовала связь, что привело к нарушению нормального функционирования медучреждения. Должен же кто-то ответить за все эти «подвиги»! Думается, что суд получит ответы на все вопросы и примет справедливое решение.

Так что не исключено, что к этой истории мы еще вернемся.

Эдуард МОВСЕСЯН

Фото Виктора Нестеренко

КСТАТИ

Закон о коллекторской деятельности принят Советом Федерации в окончательном чтении. Какие основные тезисы изложены в нем?

  • Закон распространяется только на физических лиц, не касаясь индивидуальных предпринимателей.
  • Положения закона относятся лишь к взысканию просроченной задолженности, а не всех долгов.
  • Лица, осуществляющие деятельность по возврату просроченной задолженности в качестве основного вида деятельности, должны быть включены в государственный реестр. Пошлина по включению в реестр – 100 тыс. руб.
  • Запрещено допускать к взаимодействию с должниками тех, кто имеет неснятую или непогашенную судимость за преступления против личности, преступления в сфере экономики или против государственной власти и общественной безопасности.
  • Взыскатель не может встречаться с должником чаще, чем 1 раз в неделю. Звонить позволено не чаще двух раз в неделю. При этом запрещается любое общение с 20.00 до 9.00 в выходные дни и с 22.00 до 8.00 – в будние.
  • Коллектор обязан в начале любого разговора (при личной встрече или по телефону) полностью назвать свои Ф.И.О., должность и организацию, от лица которой он действует.
  • Все телефонные разговоры должны быть зафиксированы.
  • Неплательщик вправе вообще не общаться с взыскателем: достаточно отправить кредитору заявление, заверенное нотариусом.
  • Запрещено причинять должнику физический или моральный вред, унижать достоинство, угрожать, портить имущество, сообщать информацию третьим лицам.
Наверх