№ 31 (3608) 10.08.2016  

ГРУЗ НАШЕЙ ПЕЧАЛИ

Что скрывается за цифрами Книги Памяти?

В моих руках объёмный и довольно увесистый фолиант, вместивший в себя многие тысячи человеческих судеб. Этот труд – один из многих томов краевой Книги Памяти. А напротив — Петр Илларионович Двинский и Вениамин Вениаминович Госданкер, которые не только принимали самое активное участие в создании этого наследия, но и сами являются участниками Великой Отечественной войны.

Как точно заметил старейший из музейщиков края Вениамин Вениаминович Госданкер, «Есть календарь не только чисел, но и календарь живой памяти. Он гораздо дольше противостоит забвению». Именно благодаря этой самой «живой» памяти увидел свет двадцать один том энциклопедического издания. Что это за книги? Что они представляют собой, и сколько труда в них было вложено? Об этом расскажут их непосредственные создатели.

Война как трагедия

По словам членов редколлегии, издание представляет собой печальный, но гордый кадастр! По сути это перечень судеб, состоящий из коротких, но емких сведений о погибших в боях, ушедших из жизни в послевоенные годы и ныне здравствующих участниках Великой Отечественной войны.

— Ведь наш долг, долг оставшихся в живых – с болью в сердце считать раны товарищей, видя в войне не только героическую победу, но и трагедию, — подмечает Вениамин Вениаминович Госданкер. — Вот этот последний момент нельзя сбрасывать со счетов ни в коем случае! А по моему мнению, только в последние годы стали более-менее открыто говорить о войне как о трагедии, обнародовать настоящие цифры. И цифры эти на самом деле шокирующие.

В 1941 — 1945 годах под ружье было мобилизовано тридцать четыре с половиной миллиона человек. Почти треть из них полегла на поле боя, скончалась на этапах эвакуации и в госпиталях от ранений. Многие пропали без вести. Сведения об этих людях можно встретить на страницах Книги Памяти. Мы привыкли считать ту войну героической, такой, какой нам ее показывают в художественных фильмах и книгах. И это в высшей степени верно. Но могут ли представить себя в условиях того страшного времени те, кто в дни празднования Великой Победы бездумно «украшает» свои дорогие автомобили наклейками примерно такого содержания: «41-45: можем повторить»?

Единственный сотрудник в штате

Двинский

Фронтовик, полковник в отставке Петр Илларионович Двинский

Слушая авторов Книги Памяти Ставропольского края, поражаешься и восхищаешься той немыслимой работе, которая была проделана для создания многотомника.

— Это документ, не побоюсь этого слова, исторический, состоящий всего лишь из документальных миниатюр, но немногие знают, что стоит за каждой из них, — включается в разговор фронтовик, полковник в отставке Петр Илларионович Двинский – человек, отдавший этому проекту не одно десятилетие своей жизни. – В книге собраны сведения о 200 тысячах ставропольских солдат, погибших и пропавших без вести. Сведения о последних искать было сложнее – после войны говорить о таких было, мягко говоря, не принято. В первое время информацию мы получали из Института военной истории, из редколлегии российской Книги Памяти, из военкоматов, музейных архивов и других инстанций, которые так или иначе могли обладать подобными данными. После выхода первого тома в нашу скромную редакцию посыпались звонки от детей и внуков фронтовиков. Сведения, которые мы получали от этих людей, были для нас уникальными, бесценными – их не могли нам предоставить ни Министерство обороны, ни военкоматы. В официальной информации было немало пробелов. Так что, не могу не подчеркнуть, что Книга Памяти Ставрополья – это результат кропотливого коллективного труда.

Петр Илларионович, конечно же, многие детали опускает. Например, о том, что не всегда выделяемого бюджета хватало для финансирования работ, и кое-что ему приходилось добавлять из своей ветеранской пенсии. О том, что хоть труд этот и считается коллективным, ему — единственному штатному сотруднику — несколько томов пришлось собирать буквально в одиночку. О том, что работы порой было так много, что трудиться приходилось от зари до зари, несмотря на почтенный возраст. Ведь спустя столько лет назвать имя каждого солдата, рассказать, где родился, где призывался, в каких войсках служил, какие получил награды, где нашел смерть, а если вернулся с фронта, как жизнь его сложилась – задача невероятно сложная. Но бывший сапёр и не думал никогда жаловаться на непомерную нагрузку и прочие обстоятельства. Для него важнее всего был сам результат.

«Солдаты Победы»

Вернувшимся с войны домой фронтовикам посвящено несколько томов ставропольской Книги Памяти. Они объединены названием «Солдаты Победы».

Средний возраст ныне живущих ветеранов сейчас перевалил за отметку 90. Израненные, увешанные медалями и орденами, простые солдаты и офицеры «в чинах»… Многие из них попали на войну ещё подростками. Именно они, люди, видевшие ужас войны, строили наше настоящее. Они подняли страну из руин за немыслимо короткое время. И это тоже несомненный подвиг! Конечно, послевоенные годы для солдат Победы прошли по-разному. Но многим из них судьба подарила и веру, и надежду, и любовь. В своем подавляющем большинстве люди фронтового поколения несут в себе заряд солдатского единения, обостренного представления о справедливости и человеческом достоинстве. Очень ценно для нас, их настоящих и будущих потомков, что есть среди них те, кто хочет и стремится донести до нас память обо всех, кто сражался за мирное небо над нашей страной.

Интернет-версия

Технический прогресс коснулся и Книги Памяти Ставропольского края: был создан электронный аналог печатного издания. А эстафета работы над фактографическим электронным ресурсом «Книга Памяти Ставропольского края» (редактирование, пополнение) передана «Российскому военно-историческому обществу».

Наиболее ценным является тот факт, что благодаря такому способу размещения проект перестал быть ограниченной количеством экземпляров музейной редкостью. Ежемесячное количество посещений интернет-ресурса составляет более 4 000! Это говорит о том, что Книга Памяти востребована, память в сердцах людей жива. А это значит, что главная цель проекта достигнута.

— Это общественное движение, которое можно сравнить с «Бессмертным полком», — с гордостью заявляет Вениамин Вениаминович Госданкер.

Даже после выхода последнего, 21-го, тома составители Книги Памяти Ставрополья не готовы утверждать, что работа полностью завершена.

Ольга ШИЛОВА

Фото Виктора Нестеренко

Наверх