№ 32 (3609) 17.08.2016  

КОРОЛЕВА ВТОРОГО ПЛАНА

140 лет со дня рождения Фаины Раневской

Эта дата послужила поводом, чтобы вспомнить в Год кино эту незабываемую актрису. К тому же она не раз бывала на Ставрополье. По крайней мере, известны три эпизода, когда Раневская посещала Кавказские Минеральные Воды.

«Посмотри на себя в зеркало»

123288582_41Фаина Георгиевна Раневская (Фельдман) родилась 15(27) августа 1896 года в Таганроге, известном, прежде всего, тем, что в нем родился А. П. Чехов и умер император Александр I. Глава семьи Гирш Хаимович Фельдман был самым богатым человеком в городе. Миллионное состояние сделал на операциях с недвижимостью, владелец фабрики сухих красок, нескольких домов, магазинов, мельницы, парохода «Святой Николай».

Как это нередко случалось в состоятельных российских фамилиях, богатство причудливым образом уживалось с революционным пылом, чтением стихов Надсона на маевках, на которых присутствовал старший сын Фельдманов Яков. За ним потянулась и Фаина.

Забавным в этой истории является то, что брат-«революционер» не только эмигрировал с семьей в 1917-м, но и, оказавшись затем в Америке, превратился в процветающего бизнесмена. А поддавшаяся на агитацию сестра осталась.

Чехов был для юной Фаины божеством. Гимназисткой она бегала к домику, где он родился, и читала там книги, сидя на скамье в саду. Память о семье Чеховых в Таганроге была еще совсем свежа. Мама Фаины — Милка Рафаиловна — знала многих знакомых писателя. Да и самой девушке уроки танцев давал учитель Вронди — прототип героя рассказа «Ворона» («старец, очень похожий на Оффенбаха»).

Подростком Раневская заболела театром. «Посмотри на себя в зеркало и увидишь, что ты за актриса!», – говорил ей отец. Зеркало между тем предъявляло странную рыжеватую девушку с крупными чертами лица и трагическим взглядом. Было в ней что-то тревожное, волновавшее своей подлинностью, приковывающее внимание.

В 1915 году после бурных сцен в семье, противившейся ее решению уйти на сцену, Фаина отправилась в Москву.

«Фанни из провинции»

До конца дней Раневская сохранила особенность: волнуясь, она довольно сильно заикалась в жизни и почти никогда на сцене. Пытаясь поступить в одну из многочисленных театральных школ Москвы, она волновалась до обмороков, заикаясь с первых же слов. Профессиональная непригодность – был вердикт. Но всё же ей удалось поступить в частную театральную школу, где уроки были платными. Деньги, которые Фаина взяла из дома, вскоре кончились, и ей пришлось оставить занятия. Неизвестно, каким путем повела бы её судьба, если бы не знаменитая балерина Е.В. Гельцер, в свите поклонниц которой состояла и Фаина. Балерина подобрала мерзшую на улице провинциальную девочку вблизи колонн Большого театра, привела в дом и обогрела. Но самое главное – устроила ее в летний Малаховский театр «на выхода» с окладом 20 рублей в месяц. Театр имел прекрасную репутацию, здесь несколько сезонов работали первоклассные русские актеры: О.Садовская, М. Петипа, М. Блюменталь-Тамарина, Б. Никольский, И. Певцов… Кстати, именно Певцов предрек, что девушка станет знаменитой актрисой. Некоторые из актеров театра давали «Фанни из провинции» уроки дикции, постановки голоса, декламации. Надо сказать, что Раневская никогда не училась «на актрису» в том понимании, когда об образовании свидетельствует диплом театрального училища.

Отыграв сезон в Малаховском театре, в 1916 году Раневская через биржу подписала договор с антрепризой Ладовской в городе Керчь на роли «героинь-кокет с пением и танцами, со своим гардеробом, за 35 рублей в месяц». Затем труппа перебралась в Феодосию, где и состоялся театральный дебют Раневской в роли гимназиста в пьесе «Под солнцем юга». Есть свидетельства, что во время скитаний с антрепризой Фаина побывала и в Кисловодске.

Встреча с Вульф

Но опять без денег, без ангажемента начинающая актриса оказывается в Ростове-на-Дону. Здесь, к счастью, она встречает П. Л. Вульф, ученицу В. Ф.Комиссаржевской, блестящую актрису, которая в то время с Театром актера с успехом гастролировала в городе. Павла Леонтьевна сумела разгадать в начинающей актрисе талант. Театр переехал на гастроли в Крым, где Фаина получила роль Шарлотты в «Вишневом саде» А. П. Чехова. Она сыграла так, что это определило ее путь как характерной актрисы и вызвало восхищение товарищей в труппе и зрителей. Вот тогда-то Фаина и стала Раневской. Соглашаясь с версией, что ее псевдоним связан с героиней чеховской пьесы, добавляла: «И с тем, что я все роняю».

В 1917 году семья эмигрировала за границу, Раневская – осталась. Променять призвание и своего Главного человека – Вульф – на почетно-жертвенную роль эмигранта она не смогла.

Шесть лет, вплоть до 1924 года, Раневская пробыла в Крыму. Падая от голода в обмороки, играла перед гогочущими красноармейцами, комиссарами, выдававшими жалованье мукой и картошкой. Играла и водевили, и Чехова, и Шекспира, и Островского, и Ибсена, и Толстого.

Без главных ролей

Разъезжающую по городам и весям актрису не покидала мысль о Москве. В 1931 году, наконец, она поступает в столичный Камерный театр. С тех пор почти полвека она служит в московских театрах. Почти тридцать лет — в Театре им. Моссовета во главе с Ю. А. Завадским. Из этого театра она много раз уходила и опять возвращалась.

— Зачем всё это, Фаина Георгиевна? — спрашивали ее.

— Искала.

— Что?

— Светлое искусство.

— Нашла?

— Нашла.

— Где?

— В Третьяковской галерее.

Центральных сценических ролей у Раневской не было. Чего греха таить, в те годы на главные роли не хотели утверждать актрису — еврейку. Зато любовь зрителей и почтение собратьев по цеху она обеспечивала себе даже самым коротким появлением на сцене. Недаром ее считали королевой второго плана. Как-то Фаине Георгиевне достался эпизод в пьесе В.Н. Билль-Белоцерковского «Шторм». Она так играла роль Маньки-спекулянтки, что затмевала исполнителей главных ролей, из-за чего режиссёр Завадский, с которым у актрисы были постоянные стычки, снял ее с роли. А немецкий режиссер Б. Брехт, успев посмотреть «Шторм» с участием Раневской, сказал: «Поразительная человеческая глыба, очень смелая артистичность».

Подарком судьбы в конце жизни стала для Раневской центральная роль Люси Купер в спектакле В. Дельмара «Дальше – тишина» в постановке А. Эфроса. Изголодавшаяся по работе, она сыграла в этой роли всё без остатка – тоску, одиночество, отчаяние. К счастью, была снята телеверсия спектакля, и каждый может увидеть ее.

В кино Раневская снялась в 24 фильмах, и тоже, в основном, в эпизодах. Но какие это эпизоды!

А дебютировала Раневская в кино в 1934 году в роли госпожи Луазо в немом фильме М. Ромма «Пышка» по знаменитой мопасссановской новелле. Приехавший в Советский Союз Ромен Роллан был в восторге от фильма и среди актрис выделял в первую очередь Раневскую.

«Муля, не нервируй меня!»

105063334_39f1eВсенародную известность принесла актрисе роль самоуверенной дамы, командующей мужем-подкаблучником, в фильме Т. Лукашевич. Раневская специально для своей роли придумала несколько хлестких фраз. Одна из них стала по-настоящему крылатой: «Муля, не нервируй меня!» Эта фраза преследовала актрису всю жизнь, за что она просто возненавидела роль, давшую ей популярность.

В 1940 году Фаина Георгиевна снялась, наконец, в главной роли в социально-психологической драме «Мечта» М. Ромма. Она создала образ хозяйки меблированных комнат – мадам Розы Скороход. Ролей, сопоставимых по масштабу и драматизму, у Раневской, к сожалению, в кино больше не было.

Впрочем, она говорила: «Сняться в плохом фильме – все равно, что плюнуть в вечность», а еще: «Деньги проедены, а позор остался».

Об «остром языке» Раневской до сих пор ходят легенды. Практически каждая её фраза становилась крылатой и «улетала» в народ. Она никогда не придумывала эти фразы заранее, афористичность присутствовала в ней всегда. Например, о жизни и творчестве: «Жизнь – это небольшая прогулка перед вечным сном», «Жизнь прошла и не поклонилась, как злая соседка», «Я, как старая пальма на вокзале – никому не нужна, а выбросить жалко», «Я не признаю слова «играть». Играть можно в карты, на скачках, в шашки. На сцене жить нужно»…

«Я вся из острых углов»

Нашлись воспоминания Раневской, в которых она пишет: «В Железноводске по утрам бродила с кружкой минеральной воды. Болела печень, а в те времена я еще лечилась. Обычно, проходя мимо газетного киоска, покупала газету. В ней оказалась траурная рамка с извещением о кончине Станиславского». Значит, Фаина Георгиевна была в Железноводске в начале августа (К.Н. Станиславский умер 7-го) 1938 года. Для Раневской великий режиссер был кумиром.

Сохранилась фотография Раневской: где-то высоко над городом, в парке, она стоит в шляпе с широкими полями. Взволнованное, чуть запрокинутое лицо, прощающий взгляд. Этот снимок сделан в Кисловодске, скорее всего, в 1945 году. Известный знаток КМВ Б. М. Розенфельд подтвердил, что главврач кисловодского санатория им. Горького Академии наук СССР А. В. Венгеровский рассказывал о пребывании на отдыхе актрисы. Она тогда была уже достаточно популярна, и культработники, несомненно, устроили ей встречу с отдыхающими.

Часто пишут об одиночестве Раневской. Личная жизнь её не сложилась. О своем кратковременном браке в юности она говорила насмешливо: «В общем и целом это мероприятие мне крайне не понравилось». А одиночество Раневская объясняла так: «У меня для сердечной безоглядной дружбы характер плохо приспособлен, я вся из острых углов, меня невозможно обнять…»

Тем не менее по жизни она дружила с такими замечательными людьми, как Анна Ахматова, Марина Цветаева, Александр Твардовский, Верико Анджапаридзе, Василий Качалов. Беззаветно любила и была предана до конца их жизни Екатерине Гельцер и Павле Вульф.

В начале 60-х годов прошлого столетия одиночество Фаины Георгиевны скрасила сестра Изабелла Аллен, вернувшаяся из-за границы. Несколько лет сестры прожили вместе, но в 1964 году Белла умерла. Фаина Георгиевна пережила сестру на 20 лет и скончалась 19 июля 1984 года. Похоронена актриса рядом с сестрой на Донском кладбище Москвы.

Елена ГРОМОВА

КСТАТИ

Раневская не была обделена званиями и наградами: заслуженная артистка РСФСР, народная артистка СССР, Сталинские премии 1949-го, 1951-го годов, ордена «Знак Почета», Трудового Красного Знамени, Ленина. Английская энциклопедия «Кто есть кто» в 1992 году включила Фаину Георгиевну в десятку выдающихся актрис XX века. В честь Раневской назван астероид, открытый Крымской астрофизической обсерваторией в 1986 году.

Наверх