№ 34 (3611) 31.08.2016  

ПУТЬ К РЕКОРДУ

Там, где дуют суховеи

Арзгирский район в особом представлении не нуждается. Все знают, что это восточная окраина Ставрополья, где 150 дней в году дуют суховеи, а осадков выпадает почти в четыре раза меньше, чем, к примеру, в Кочубеевском или Новоалександровском районах. Бывает, что палящее солнце выжигает всё живое на корню. Именно по этой причине местные земледельцы не выращивают подсолнечник и кукурузу, почти не сеют такие яровые культуры, как овёс и ячмень. Визитной карточкой большинства хозяйств  является озимая пшеница.

ABA_0938

Вот и в колхозе-племзаводе имени Ленина предпочтение отдаётся этой культуре. Озимая пшеница – основа экономики хозяйства. В нынешнем году здешние хлеборобы получили 60 тысяч тонн зерна. Средняя урожайность гектара превысила 55 центнеров. И это в зоне рискованного земледелия!  Урожай рекордный, никогда ранее столько зерна хозяйство не получало. И, конечно же, вырастить его было очень непросто.

Анатолий Штельмах

Анатолий Штельмах

Председатель хозяйства Анатолий Иванович Штельмах вспоминает, как во время жатвы на посевы пшеницы обрушился сильнейший ливень, за одну ночь выпало до 100 миллиметров осадков. Пшеницу не только повалило, но и перекрутило. И от механизаторов требовалось немалое мастерство, чтобы без потерь убрать урожай.  Потери, если даже и были, то минимальные. Сейчас весь урожай в закромах, а они в хозяйстве не только вместительные, но и надёжные. На двух производственных участках построены хранилища, способные принять весь урожай.

Уместен вопрос: а за счёт чего в крайне засушливой зоне удалось вырастить запредельный урожай? Но председатель хозяйства его запредельным не считает. По его мнению, он мог быть и повыше, если бы внесли по полной программе минеральные удобрения.  Внесли столько, сколько смогли. Аммофоса, например, удалось заправить в почву 70 процентов от потребности. Почему не все 100 процентов? Пока не получается. Удобрения стоят недёшево. Только под урожай нынешнего года хозяйство израсходовало на удобрения 32 млн руб. Их недостаток здесь пытаются восполнить за счёт пожнивных остатков. Солому измельчают и заделывают в почву. Как пояснил главный агроном Владимир Бутенко, одна тонна измельчённой соломы замещает 2,5 тонны навоза.

— Смысл таков: стараемся вернуть в почву то, что у неё забираем.

В хозяйстве уже давно применяется двупольная система земледелия. Свыше 10 тысяч гектаров пашни ежегодно отводится под озимое поле и столько же – под чёрный пар. Агрономическая служба хозяйства пришла к выводу, что апрельский пар менее отзывчив на отдачу, чем чёрный,  который здесь поднимают в октябре.

Интересный эксперимент

Владимир Бутенко

Владимир Бутенко

Уже несколько лет в колхозе проводится любопытный эксперимент. Укладывая осенью   семена озимой пшеницы в почву, в междурядья механизаторы высевают эспарцет. Урожай этой культуры убирается только весной следующего года  после обмолота пшеницы. Эспарцет идёт на сено. Но двойной урожай получается не всегда. Результат во многом зависит от погоды. В засушливые годы, а они, к сожалению, здесь не редкость, урожай эспарцета бывает или очень низким, или погибает вовсе. Но в удачные годы, а они тоже случаются, хозяйство берёт по два урожая с поля. Как пояснил Анатолий Иванович, это то, что земледельцы называют занятым паром.

Хозяйство  попробовало  провести на своих землях  ещё один эксперимент: испытать нулевую технологию обработки почвы. Уже и трактор марки «Бюллер» под эту технологию приобрели. Но эксперимент не пошёл.

— Нулевая технология – это же полная химизация. Посевам необходимо давать и удобрения, и средства защиты по полной программе. А мы, если год засушливый, и в почве нет влаги, вынуждены не вносить удобрения, поскольку проку от них всё равно не будет, – говорит Штельмах.

Именно часто повторяющиеся засухи заставили здешних земледельцев полностью перейти на отвальную систему обработки почвы. Она здесь себя оправдала.

Очень серьёзно относятся в хозяйстве к подбору сортов. В этом году на его полях испытывалось 18 сортов озимой пшеницы. Предпочтение отдаётся сортам одесской селекции. Ими занимается Ставропольский НИИ сельского хозяйства. По признанию Анатолия Ивановича, палочкой-выручалочкой для хозяйства стал сорт «Виктория — одесская». При любой погоде даёт высокий урожай. И в этом году её урожайность перевалила за 60 ц/га. И качество отменное, есть партии сильного зерна.  Впрочем, и другие сорта не подкачали, вся пшеница продовольственная – третий и четвёртый класс. Пшеницу четвёртого класса хозяйство с выгодой уже реализовало. А третий класс полежит до лучших времён.

— Цена на пшеницу поднимется, тогда и продадим, — говорит председатель. — В прошлом году от продажи зерна выручка превысила 400 миллионов рублей. А деньги хозяйству всегда нужны. Технику ежегодно приобретаем. Только в прошлом году 6 зерноуборочных комбайнов купили.

В хозяйстве 36 комбайнов, все — отечественные. Они дешевле. Хотя ещё несколько лет назад колхоз испытывал острую нужду в уборочной технике. Убирать урожай приглашали механизаторов из соседних регионов. Сегодня весь комплекс полевых работ в хозяйстве выполняется своими силами. Это было мечтой председателя,  и она осуществилась. О чём ещё мечтает Анатолий Штельмах?

— Очень хочется урожай, подобный нынешнему, сделать нормой. Но пока это нереально. Победить засуху не всегда нам по силам, — говорит председатель.

Выручит животноводство

Именно по этой причине в зоне рискованного земледелия делать ставку только на зерновое производство нельзя. А вдруг неурожай? За счёт чего выживать? По твёрдому убеждению Анатолия Ивановича, в такой ситуации выручить может только животноводство. И в хозяйстве им занимаются всерьёз. В 2005 году колхоз вернул статус племенного завода по разведению овец породы советский меринос. В отарах хозяйства сегодня 14 тысяч племенного поголовья. Порода уникальная, шерсть у этих овец длинная и очень тонкая.

— Наша задача – сохранить генофонд этой замечательной породы, — считает председатель. — Тем более что овцы этой породы остались только у нас.

А ведь когда-то овцы здесь были основным источником дохода. Их поголовье доходило до 55 тысяч. Иметь столько сегодня – немыслимая роскошь. Нет рынка сбыта овцеводческой продукции. Шерсть убыточна. В этом году овцеводы хозяйства настригли её 55 тонн. И продали по 260 рублей за килограмм.

— Но это не помогло, — рассказывает главный зоотехник хозяйства Антонина Куприян. — И шерсть, и баранина пока убыточны. Мы потратили на содержание животноводства 80 миллионов рублей, а доход от него едва достиг 40 миллионов. То есть, 40 миллионов, образно говоря, вылетели в трубу. Можно, конечно, пустить овец под нож. Многие соседи так и поступили. Но нас такой вариант не устраивает. И мы ищем резервы по снижению затрат.

Почему же затраты на животноводство растут? Да потому, что с каждым годом всё дорожает: техника, запасные части, горюче-смазочные материалы, электроэнергия. В то же время цены на сельхозпродукцию остаются на прежнем уровне. Диспаритет цен душит селян. А в итоге всё это  неминуемо сказывается на себестоимости продукции.

ABA_0890Производство мяса крупного рогатого скота тоже пока больших денег не принесло. И здесь надо искать резервы по снижению себестоимости продукции. В хозяйстве убеждены: резервы будут найдены. Их поиск идёт полным ходом. Калмыцкий скот хорош, но получить мраморное мясо от него весьма проблематично. А что, если с его помощью попытаться вывести новую породу? Для проведения эксперимента хозяйство приобрело партию бычков абердино-ангузской породы. И процесс пошёл. Первые помесные телята были получены лет пять назад. Результат обнадёжил. Каждый телёнок килограммов на пять тяжелее своего сверстника чистой калмыцкой породы. В хозяйстве надеются, что и мясо помесных животных окажется действительно мраморным. А такое мясо пользуется особым спросом. Известно, что калмыцкий скот неприхотлив, его можно чуть ли не весь год содержать на пастбище. Соседи так и делают. Но в колхозе имени Ленина пастбищ не хватает. Приходится тратить немалые средства на заготовку кормов. Из 24 тысяч гектаров пашни 3 тысячи отданы под кормовые культуры. А это сильно бьёт по себестоимости продукции.

Не ради забавы

Есть в хозяйстве ещё и конеферма. Когда-то на ней содержалось до 80 лошадей чистокровной верховой породы. Подразумевалось, что не только ради забавы обзавелись этими замечательными животными. Чистокровные лошади всегда были в цене. Но покупатели сюда не спешили, и хозяйству пришлось сократить поголовье до 30 животных. Анатолий Иванович не раз порывался закрыть ферму совсем, но рука не поднималась.

Словом, ещё недавно рентабельность животноводства в хозяйстве стабильно была нулевой. Сегодня и на нуле удержать непросто. Приходится искать дополнительные пастбища, заниматься рекультивацией земель.

Но кроме производственных проблем  надо решать и социальные вопросы. В хозяйстве работает до 400 человек. Зарплата одна из самых высоких в районе. В специалистах нужды пока нет, недавно пять выпускников вузов приняты на работу. Картофель и овощи работники хозяйства могут выписать в колхозе по ценам ниже рыночных.  Создаётся собственная переработка. В перспективе это будет колбасный цех, а пока фасуется мясо, которое отправляется в детские сады и школы.

С 1997 года хозяйством руководит Анатолий Иванович Штельмах. Это при нём колхоз стал сначала племенным овцеводческим заводом, а затем и племенным заводом по крупному рогатому скоту. Поднимать хозяйство пришлось фактически из руин. Люди три года не получали зарплату. Но постепенно дела наладились. Председатель получил звание заслуженного работника сельского хозяйства.

Жаль только, что деревня  брошена на произвол судьбы. Молодёжь уезжает в города. А без молодых у деревни нет будущего.  Она  постепенно умирает.  Допустить этого нельзя, хотя бы потому, что корни наши оттуда, из деревни. Человек не должен и не может потерять тяги к земле. Без деревни Россия осиротеет.

Что можно предпринять в колхозе имени Ленина? По мнению Анатолия Штельмаха, в срочном порядке необходимо строить спортивный комплекс. Проект есть. Строить его планируют  на средства  федерального и краевого бюджетов. И колхоз готов принять участие в этом очень важном деле. А ещё в Арзгире  не хватает плавательного бассейна и ледового катка. Их строительство недёшево обойдётся бюджету. Но строить надо. Колхоз и в этом проекте готов поучаствовать.

Николай ШЕБАЛКОВ

Фото Виктора Нестеренко

 

Наверх