№ 48 (3625) 07.12.2016  

«ВЕРНИСЬ, ВЛАДИК, ВЕРНИСЬ!»

Уже три месяца об этом кричат листовки, расклеенные по всему Ставрополю

Николай Стяжкин, дед пропавшего Владислава Манукова

«Помогите найти внука!» — просят родственники пропавшего без вести парня и предлагают вознаграждение за достоверные сведения. Причем поощрение будет выдано незамедлительно, как только подлинность сообщения подтвердится розыскными мероприятиями. И имя информатора, если тот пожелает, не предадут огласке. Это особенно подчеркнул Николай Стяжкин — дедушка потерявшегося Владислава Манукова. Известный и авторитетный отечественный журналист, более полувека проработавший в информационном агентстве ИТАР-ТАСС, лауреат многих престижных премий и наград, Николай Михайлович пришел в редакцию «Ставропольских губернских ведомостей» рассказать о своей беде.

Роковая прогулка

Десятого сентября 2016 года. Он развернулся, резко сорвался с места и побежал вприпрыжку, не оглядываясь. Его высокая, слегка сутулая фигура быстро удалялась и вскоре вовсе скрылась из виду. «Владик!» — в который раз крикнул дед и сам не узнал свой голос, хриплый и бесцветный. Что-то больно кольнуло в груди, на миг перекрыв дыхание. Откуда-то изнутри поднялась и стала медленно расползаться по телу паника, сопровождаемая противной предательской слабостью. «Владик!» — прошептал дед.

Они гуляли по Ставрополю. Погода была замечательная: светило солнце, пели птички и все такое. Но не это главное. А что? Что он ему сказал не так или сделал опрометчиво? Николай Михайлович Стяжкин мучительно размышляет об этом уже три месяца. Практически не спит, не ест, да и живет-то лишь стремлением найти внука. Любимого, неповторимого, единственного. Это была суббота. Они уже возвращались с прогулки домой. Все, как обычно: Владик почти все время молчал, а дедушка говорил с ним. О чем? Ах, да! Когда они шли по улице Ленина, то возле краевой больницы тротуар из-за ремонта оказался перегорожен лентой. Владик предложил перейти на другую сторону улицы. Но Николай Михайлович сказал, что именно в этом месте перехода через проезжую часть дороги нет, здесь сильное движение автотранспорта, что нужно… И вот тогда парень развернулся и побежал.

Разные люди

Но он вернется! Конечно, вернется! Да иначе и быть не может. Ведь случалось уже. И не единожды. Иногда дедушке казалось, что Владислава, страдающего аутизмом, можно отпускать на улицу одного. Правда, удерживала осторожная мысль: а ну, как встретится с непонимающими, нехорошими людьми, и это вызовет какой-нибудь конфликт? Как, например, на площади 200-летия. Лето, жара, Владик любит, когда брызги от фонтана охлаждают его лицо. Он неуклюже наклоняется, резковатыми, нестандартными движениями рук ударяет по струям и старается направить воду на себя. Дети, гуляющие тут же с мамашами, заливаются смехом, наблюдая за действиями взрослого «дяденьки». Но вот мимо проходит серьезный мужчина и, элементарно не вникая в то, что перед ним больной человек, зло бросает: «Полицию надо вызвать! Чего это он тут прыгает?!» Обернувшаяся на нервное рычание женщина заступается: «Вообще-то это для вас нужно полицию вызвать, а молодому человеку – врача!» Разные люди, разные взгляды на одну и ту же реальность.

Поэтому каждая прогулка проходила в сопровождении Николая Михайловича. Однако ему уже 81 год, особо не пошустришь, темп ходьбы не тот, что раньше. А парень-то, что называется, в соку, физически развит превосходно и ходить ему надо уж куда живей. Обгонит деда метров на сто, чтоб он не терял его из виду, и возвращается: волновался, стало быть. Затем опять забежит вперед. Так и дышали свежим воздухом.

Бумажка важнее человека

Но, бывало, Владик чувствовал, что попутчик не имеет желания идти именно в какое-то конкретное место, а он – хочет! И тогда убегал. Обычно к бабушке по папиной линии: любил смотреть на компьютере любимые видеоклипы. Но не факт, что каждый раз мог оказаться именно там. И всегда возвращался. Однажды пропал на шесть часов. Николай Михайлович всех и вся обзвонил-обошел – без результата. Обратился в Управление МВД России по Ставрополю. Ему сообщили, что во все отделения города разосланы ориентировки, но Стяжкину надо бы съездить в отделение полиции по Промышленному району, то есть по месту происшествия, и написать заявление об исчезновении внука. Пенсионер даже не знал, где это. И стражи порядка проявили к пожилому человеку уважение, отвезли на машине. А в отделении к нему с пониманием отнесся полицейский Андрей. Он предъявил удостоверение, где значились фамилия и звание. Но Николай Михайлович не запомнил, не до того было. Зато сейчас корит себя, ведь какой же замечательный человек этот Андрей! Офицер предложил не терять время и все шесть часов на своем автомобиле ездил со Стяжкиным по Ставрополю. И лишь к вечеру у Николая Михайловича зазвонил мобильный телефон: бабушка, у которой Владик любил смотреть клипы на компьютере, сообщила, что он появился у нее. Полицейский Андрей оформил все полагающиеся в подобных случаях документы и доставил деда и внука домой.

А десятого сентября, в самый отвратительный день в его жизни, как теперь считает Николай Михайлович, он снова обратился в отдел по Промышленному району:

— Пока пришел следователь, оформляли заявление, пока я отвечал на глупейшие вопросы типа: европейский ли овал лица у моего внука – было потеряно три часа. Это вместо того, чтобы искать его по свежим следам! Я рассказал, как мне в прошлый раз здорово помог их же сотрудник Андрей. Но в ответ услышал: он-де поступил непрофессионально. Каково! Выходит, бумажки важнее человека?! Потрясающе! Трудно представить, что это произошло в одном и том же отделении полиции.

Нет, не он…

Пропавший без вести Владислав Мануков. Если вы встретите этого человека, просим сообщить об этом!

Николай Стяжкин уверен, что с навалившейся на его семью тяжелейшей неизвестностью он и его родные вряд ли бы справились, если б не понимание и поддержка окружающих:

— А еще мы все безмерно благодарны волонтерам из отряда «Поиск 26». Они живо откликнулись на просьбы о помощи. Поистине, удивительные люди, которыми движут искренние и чистые человеческие чувства, ведь им же деньги не платят, грамоты-медали не дают. Но они тратят свое время и силы, чтобы сделать мир чуточку лучше. А какие отзывчивые души у настоящих профессионалов из ставропольских телекомпаний «СТВ» и «26 регион»! Мы вообще поражены тем, сколько на Ставрополье хороших людей, откликнувшихся на нашу беду: это и сотрудники правоохранительных органов, и спасатели, и военнослужащие. Это техник-программист, выложивший в интернет всю информацию о Владиславе, и мои давние знакомые. Низкий им всем поклон…

В первый месяц было много звонков от самых разных людей, стремящихся поддержать и посодействовать. Так, в двенадцатом часу ночи вышел на связь один мужчина, сообщивший, что видит Владислава. Дескать, сейчас, сию секунду потерявшийся парень пересекает дорогу на углу проспекта Кулакова и улицы Ленина. Приметы совпадают: и рост, и одежда. Николай Михайлович помнит, как с силой сжал трубку и закрыл глаза. Усталость последних безысходных дней мигом исчезла, сердце всколыхнулось: неужели он? Господи, да помоги же! Нет, не он. Владик никогда не носил очков, о которых сказал по телефону незнакомец.

Или же кто-то извещает, что видел юношу, похожего по описанию в многочисленных расклеенных по городу листовках. Да, похож, и очень даже, но походка не та. Владислав ходит, немного подпрыгивая, поскольку не наступает на пятку правой ноги, и как-то по-особенному взмахивает руками. Это, говорит Стяжкин, отличает его внука от всех людей, он бы узнал такую походку из сотен миллионов.

Бывает, звонят люди и вспоминают, что им на глаза попался молодой человек ну точь-в-точь. Только позавчера. Насколько ценна такая информация? Можно было б позавчера и рассказать об этом полицейским, набрав «02». Но и им спасибо, неравнодушным.

Отстраненный от мира

— Если бы его не удерживали, он из любой части города нашел бы дорогу, потому что в Ставрополе родился и здесь прошла значительная часть его детства, — не сомневается Николай Михайлович. – Сложилось так, что его родители — журналисты по обстоятельствам, связанным с профессией, были вынуждены в 1997 году переехать в Москву. Четырехлетний Владислав оставался жить с бабушкой и дедушкой, потом несколько лет провел в столице. В 2001-м медкомиссия в Ставрополе выдала справку об инвалидности с детства. В 2011 году Владик после очередных каникул, проведенных здесь, наотрез отказался вернуться в Москву.

19 ноября Владиславу Манукову исполнилось 23 года. Высок, строен, сухощав. Он аутист — у него расстройство развития нервной системы, характеризующееся преобладанием замкнутой внутренней жизни, активным отстранением от внешнего мира и бедностью выражения эмоций. Из-за болезни у молодого человека не очень развита речь, но на вопросы отвечать может, если только они заданы спокойно, без окрика и устрашения. Боязлив, однако вместе с тем случаются нервные приступы.

Если кто-то его удерживает у себя, говорит Николай Михайлович, то ему трудно справляться с Владиком, ведь парню нужен особый уход. Но если все же так случилось, что Владислав Мануков оказался у кого-то в невольном плену, он не сможет рассказать ничего о том, кто его похитил или приютил. Просто потому, что не способен сделать этого из-за болезни.

Помогите ему вновь обняться с любимым дедом, дайте обрести семью!

Игорь ИЛЬИНОВ

Фото из архива Н. Стяжкина и Виктора Нестеренко

МЕЖДУ ТЕМ

О продолжающихся поисках Владика редакции «СГВ» сообщил заместитель руководителя следственного отдела по Промышленному району г. Ставрополя СУ СК РФ по СК капитан юстиции Рубен Гюсан:

— Пятого октября 2016 года по факту убийства, связанного с безвестным исчезновением Владислава Манукова, возбуждено уголовное дело (ч. 1 ст. 105 УК РФ). Здесь надо пояснить, что никаких фактов, говорящих об убийстве, к счастью, нет, но всегда в подобных случаях мы возбуждаем уголовное дело именно по такой статье. Это нужно для того, чтобы проводить комплекс следственных действий, которые невозможно провести в рамках проверки. Такова процедура. Что же сделано на нынешний момент? Допрошены все родственники пропавшего, а также все лица, которые сообщали о возможном местонахождении Владислава. В настоящее время к розыску привлечены полиция, МЧС, волонтеры и военнослужащие – всего около пятисот человек. Исследован с участием кинологов и специально обученных собак практически весь Ставрополь: микрорайоны и лесопарковые зоны, прочесано урочище «Русская лесная дача», Мамайский лес, прилегающая к городу территория Шпаковского района. Интенсивные поиски результатов не дали. Сейчас анализируются материалы с камер системы видеонаблюдения «Безопасный город». Нами также запрошена информация о биллинговых соединениях (сотовая связь), изучаются сведения, поступившие из больниц всего края о тех пациентах, кто не может самостоятельно сообщить о себе, а также региональные данные по неопознанным трупам. Кроме того, проверены психиатрические лечебные учреждения. Словом, отрабатываются все возможные версии совместно с оперативными сотрудниками полиции.

Наверх