№ 49 (3626) 14.12.2016   Рекомендовано  

ПРОТИВ ЗАКОНА «ЖИРНЫХ КОТОВ»

Прокуратура Ставрополья не согласна с документом, ущемляющим права фермеров и пайщиков

Надзорный орган края дал отрицательное заключение на поспешно принятые в ноябре Думой Ставрополья изменения в статьи 32 и 34 краевого Закона «О некоторых вопросах регулирования земельных отношений». Об этом начальник отдела по надзору за соблюдением прав предпринимателей региональной прокуратуры Алексей Ивашута рассказал на бизнес-форуме «Ставрополье бизнесу – бизнес Ставрополью», который прошел на днях в Торгово-промышленной палате края.

Почему 2500?

Новая редакция закона гласит, что из земель сельскохозяйственного назначения выделить новый земельный участок можно, только если он равен или превышает 2500 га, тогда как до этого было 30 га. Провести это положение весной депутатам не удалось из-за значительного общественного резонанса. Фермеры, чьи интересы ущемляет закон, заявили о готовности выйти на улицу. Где-то и выходили. Это было недопустимо перед выборами, и закон сняли с рассмотрения. Казалось, навсегда, ан нет. На заседании Думы СК 24 ноября он был принят без возражений даже со стороны оппозиции, которая успешно пропиарилась перед выборами на волне протестных настроений.

Увеличение выделяемых участков земли до невиданных в России размеров, как считают инициаторы изменений, предотвратит излишнее дробление и перераспределение сельскохозяйственных угодий. Закон подоспел как раз ко времени перезаключения договоров аренды на новые сроки. Его сторонники почему-то уверены, что эффективно хозяйствовать можно только на больших площадях. «Земля подлежит особой правовой охране, интересы собственников не должны быть выше общественного интереса в сохранении и рациональном использовании земель», — сказано в документе.

Но обоснование выбранного минимального размера в 2500 га нигде не приводится. Между тем в других регионах России фермерам выделяются участки и в пять, и в десять, и в два гектара. Большая норма в Кемеровской области – 300 га. Потом идет лишь Ставрополье с пресловутыми 2500 га. На это обратил внимание присутствующих депутат краевой Думы Александр Сысоев. Он сказал также о противоречии двух краевых законов: фермером можно стать, имея в аренде или собственности 30 га (значит, можно эффективно хозяйствовать на 30 га?), а выделиться из хозяйства можно только с 2500 га. Как быть новичкам? Или им уже не быть?

Не смог ответить на вопрос: «Почему 2500?» и начальник отдела по обороту земель сельскохозяйственного назначения краевого минсельхоза Владимир Болвачев.

Где собака зарыта

По словам Болвачева, с 90-х годов прошлого века, когда колхозники получили доли при приватизации хозяйств, в общей долевой собственности на Ставрополье находится 3 млн га сельхозугодий. В этом году подошла первая волна перезаключения арендных договоров, затрагивающих около 10 процентов земель. Это порядка 60 крупных участков и более сотни мелких. При этом каждый пятый — шестой собственник долей (!) не хотел заключать договор с прежними арендаторами. Возникали конфликты, когда крупные и успешные предприятия могли остаться без основного средства производства – земли. Ряд больших участков ожидало дробление, например, массив из пяти тысяч га превращался в несколько участков по 200 га. Поэтому решили принять закон, ограничивающий права пайщиков.

В то же время, как подчеркнул зампредседателя ставропольского отделения Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР) Сергей Сотников, многие успешные фермеры договорились с родственниками, друзьями, соседями и прочими пайщиками, что те передадут свои участки их фермерским хозяйствам. Купили под грядущее увеличение площадей технику, взяли кредиты, пошли на лизинг. Новый закон похоронил надежды на рост малых и средних сельхозтоваропроизводителей, отдав преимущества крупным хозяйствам и холдингам. Поэтому в народе его прозвали законом «жирных котов».

Чиновники не озаботились, почему же пайщики пожелали сменить арендаторов. Ответ на поверхности: фермеры платят щедрее, чем оберегаемые успешные хозяйства. Например, фермер из Степновского района Зайнудин Азизов рассказал, что одновременно является и фермером-арендатором, и собственником пая, на который получает по три тонны зерна от хозяйства, арендующего этот участок. Сам же Азизов выплачивает своим арендодателям по шесть тонн зерна. Получается, что сравняй хозяйства выплаты с фермерскими, люди не стали бы от них бежать в поисках возможности поправить свои дела.

С другой стороны, крупные хозяйства несут немалое социальное бремя по содержанию детсадов, прокладке дорог, строительству спортзалов, освещению улиц, принимая на себя обязанности государства. Выходит, что делается это за счет недоплаты по паям? Непростая выходит арифметика…

А если крупный арендатор вовсе прекратит платить по паям или снизит плату до минимума? Суд с магнатами для простых людей — дело непростое. И даже если кабальный договор получится расторгнуть в судебном порядке, как выделить свои доли, чтобы уйти к другому арендатору, если закон ограничивает права?

Справедливости ради отметим, что вся строгость закона направлена лишь на производителей зерна. Как пояснил Владимир Болвачев, в законе целый ряд исключений. Например, ограничения никоим образом не касаются фермеров, пожелавших выращивать сады или виноградники. В этом случае можно выделять из общего массива любую площадь.

Степновские хитросплетения

Фермер Зайнудин Азизов попросил разъяснить, почему в Степновском районе за последние восемь лет ни один фермер не получил ни одного га из свободных пахотных земель. Все они переданы казачьему обществу без торгов. Пастбищные земли, по его словам, также передают казакам, хотя те не занимаются животноводством. При этом есть полные скота кошары, откуда даже выхода на пастбища не имеется. Арендные ставки при этом складываются загадочным образом. Сдают землю дешево, а платят за нее дорого, в ходу субаренда. Государство дотирует тех, кто выращивает бахчевые культуры, овощи, животноводов. Эти деньги уходят к держателям земли в качестве арендной платы. Поменьше бы таких парадоксов, да более четко соблюдать законы — и бюджет района был бы полон, убежден фермер. Его дополнил лучший предприниматель края в сфере сельского хозяйства за 2013 год Андроник Геокчан. По словам овощевода, невозможность получить участок на торгах мешает ему инвестировать и развиваться, а надежда на паи родственников и друзей в этом году рухнула.

— У меня только краткосрочная аренда, вкладывать невыгодно. Проводите аукционы, и земля окажется у того, кто сможет больше заплатить. Пусть все будет по-честному. А сегодня в районе распахивают пастбища под пшеницу, — заявил Андроник Геокчан.

На это и. о. регионального бизнес-омбудсмена Кирилл Кузьмин обещал фермерам, что на следующей неделе выедет к ним, чтобы разобраться в районных хитросплетениях.

Марина ЧЕРНЫШЕВА

Фото Виктора Нестеренко

КСТАТИ

Прокуратура края направила в суд заявление о признании недействующими положений закона Ставропольского края, которыми минимальный размер образуемых земельных участков сельскохозяйственного назначения установлен в размере не менее 2 500 га, сообщил сайт ведомства 12 декабря.

«При принятии указанного нормативного правового акта не учтены права и свободы лиц, которым принадлежат доли в праве собственности на земельные участки сельхозназначения, гарантированные Конституцией РФ и нашедшие свое дальнейшее отражение в Земельном кодексе РФ, Гражданском кодексе РФ, Федеральном законе от 24.07.2002 № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». Кроме того, принятие данного закона ведет к созданию неравных условий для субъектов — сельскохозяйственных товаропроизводителей, в том числе крестьянских фермерских хозяйств, и повлечет нарушение их прав», — сказано в сообщении.

Наверх