№ 49 (3626) 14.12.2016  

ЗАСЕКРЕЧЕННЫЙ СВИДЕТЕЛЬ

Иван Алексеевич Семенихин уверен, что настоящий убийца его внука понесет заслуженное наказание.

Невольный наблюдатель трагедии узнал подсудимого

Очередное заседание состоялось в Промышленном районном суде Ставрополя по уголовному делу, возбужденному в отношении Юрия Крылова. Он обвиняется в хулиганстве и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем по неосторожности смерть человека. На сей раз был заслушан очевидец под псевдонимом.

Иван Иванович Иванов

Нет, этот свидетель не был в маске, и никто не изменял его голос, как это делают сейчас телевизионщики. Да и не по телевизору он выступал, хотя большая панель для подобных целей и украшала один из углов зала заседаний. Все было гораздо проще. Иван Иванович Иванов (именно так официально именовался неизвестный) находился за дверью и оттуда отвечал на вопросы судьи Станислава Санеева, адвоката и государственного обвинителя.

Общение с засекреченным свидетелем касалось событий шестилетней давности: 24 сентября 2010 года в Ставрополе был зверски убит Алексей Филиппов. Через три дня парню должно было исполниться 22 года, он только что с отличием окончил университет, не пил, не курил, и впереди его ждала целая жизнь. Но судьба распорядилась иначе: ночью у диско-клуба «Nash» на улице Тельмана, 234 на него и его товарищей напала группа вооруженных людей в камуфляже. В Алексея несколько раз выстрелили из травматического пистолета и ударили бейсбольной битой по голове. Молодой человек пролежал 23 дня в реанимации и, не приходя в сознание, умер в больнице. Всего при нападении пострадали восемь человек — посетители клуба и проходившая мимо девушка, получившая ранение в ногу.

Клятва на могиле

Что это была за группа, подробно рассказывала наша газета (см. «Ставропольские губернские ведомости» от 20 октября 2010 г. – «На смерть Алексея Филиппова» — и от 27 июля 2016 г. – «Неудобное дело»). Журналисты назвали тех нелюдей бандой, состоявшей из бывших сотрудников правоохранительных органов, занимавшихся «чисткой» краевого центра от «понаехавших нерусских». Наверное, роковая ошибка Алексея Филиппова заключалась в том, что он дружил с ребятами других национальностей. Через два года после страшных событий Промышленный районный суд Ставрополя вынес приговор лишь одному участнику бойни – Денису Прысику, осудив его на год колонии общего режима за хулиганство. Впрочем, как выяснилось во время следствия, Прысик конкретно в отношении Филиппова противоправных действий не совершал.

Остальных подельников следователи вначале никак не могли найти. Потом проводили оперативно-розыскные мероприятия и процессуальные действия, но не получили достаточных доказательств для предъявления обвинения и привлечения к уголовной ответственности участников побоища. Но помогло вмешательство председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина и активное участие начальника ГУ МВД России по Ставропольскому краю Александра Олдака. Убийцу шесть лет искал и дед Алексея Иван Семенихин, давший такую клятву на могиле внука. И вот в марте 2015 года сотрудники уголовного розыска краевого полицейского главка задержали Юрия Крылова, доставив его из Ростовской области. Сам Крылов не отрицает, что находился в ту ночь возле кафе, но твердо стоит на том, что Филиппова не убивал.

Жизненно важный орган

В чем же конкретно обвиняется подсудимый? Официальные документы излагают это так. 24 сентября 2010 года в период с 23 часов 30 минут до 23 часов 40 минут Юрий Крылов, находясь рядом с диско-клубом «Nash», совершил хулиганские действия. Хулиганил он в составе группы по предварительному сговору совместно с Денисом Прысиком и неустановленными лицами в количестве не менее восьми человек. Используя в качестве оружия неустановленный следствием тупой твердый предмет с преобладающей по длине и ограниченной по ширине травмирующей поверхностью, подсудимый подошел к Алексею Филиппову и беспричинно нанес один удар в жизненно важный орган – затылочную область головы, от чего Филиппов упал на проезжую часть. В результате этого удара жертве были причинены телесные повреждения в виде тупой закрытой черепно-мозговой травмы с переломом костей основания черепа, ушибом головного мозга (и еще целым рядом других повреждений), что привело к его смерти 18 октября 2010 года. Стационарная комплексная психолого-психиатрическая судебная экспертиза не нашла отклонений по своему профилю в здоровье Юрия Крылова.

Голос из-за двери

«Иванов» пояснил, что лично с Крыловым не знаком, но видел его при известных обстоятельствах около диско-клуба «Nash». Свидетель как раз шел в это заведение со своим знакомым. На улице перед входом он увидел толпу из не менее чем 20 человек, люди в которой ругались и, возможно, дрались. Подсудимый, по словам «Ивана Ивановича», отделился от толпы, приблизился к Алексею Филиппову и ударил парня предметом, похожим на бейсбольную биту. В «район затылка». «Предмет» держал в обеих руках и размахнулся слева направо. Потерпевший упал прямо на асфальт, вперед лицом, а подсудимый развернулся и направился в сторону клуба. Как выглядел тот, кто это сделал? Крепкого телосложения, коротко стриженный, волосы темные, спереди на голове небольшие залысины, на нем была темная свободная одежда. Потом послышались хлопки, напоминающие выстрелы, и народ начал разбегаться. Побежали и свидетель с приятелем.

В ходе следствия «Иванов» сразу узнал подсудимого из тех, кого представили для опознания. Причем сомнений при этом не испытывал. К слову, Крылова он видел уже после этих событий в одном из кафе, расположенном в парке Победы. Скорее всего, тот работал охранником, поскольку пропускал людей внутрь. О трагических последствиях случившегося «Иван Иванович» не знал до тех пор, пока к нему домой не пришли оперативники и не стали расспрашивать.

В суде «Иванову» также пришлось ответить на массу конкретных вопросов защиты Юрия Крылова: как шел, с кем, когда услышал первые хлопки, сколько минут двигался по переулку, кто и что кричал, на каком расстоянии находился относительно потерпевшего и подсудимого, куда лицом? Допрос засекреченного свидетеля продолжался больше часа. Следующее судебное заседание назначено на 23 декабря и на нем будут слушать другого очевидца под псевдонимом – Петр Петрович Петров.

Игорь ИЛЬИНОВ

Фото автора

КСТАТИ

Допрос засекреченного свидетеля под псевдонимом стал распространенным явлением в российских судах. УПК РФ предусматривает вариант, при котором допустимость показаний свидетелей и потерпевших может зависеть от обеспечения их безопасности (ст. 11, ч. 9 ст. 166, п. 4 ч. 2 ст. 241, ч. 5 ст. 278 УПК РФ). Такого «интервьюируемого» под псевдонимом суд допрашивает без оглашения подлинных сведений о личности и в условиях, исключающих визуальное наблюдение. Это положение предусмотрено нормами Всеобщей декларации прав человека, Международного пакта о гражданских и политических правах, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (п. 1 и подп. «d» п. 3 ст. 6).

 

Наверх