№ 01 (3629) 11.01.2017   Разговор по существу  

ОТСТУПАТЬ НЕКУДА

Особо охраняемый — без охраны?

Есть надежда, что в Год экологии и особо охраняемых природных территорий на Кавминводах случатся-таки подвижки в сторону действенной заботы. Говорят об опасной для уникального региона ситуации много, но на деле ничего не происходит. Кроме систематического надругательства над природными богатствами и бальнеологическими ресурсами. Наш собеседник – исполняющий обязанности руководителя администрации Кавминвод, кандидат химических наук Михаил Сергеевич Бондаренко — поделился с «СГВ» своей точкой зрения.

Защита без деклараций

Михаил Бондаренко, и.о. руководителя администрации Кавминвод

— Михаил Сергеевич, существуют справедливые опасения, что всё сведётся к традиционному декларированию, как это водится у нас. И на деле защищать природное наше достояние не будут. Как считаете?

— Понимание того, что уже отступать некуда, явно прозвучало в конце декабря в Кремле на заседании Госсовета по вопросу об экологическом развитии Российской Федерации в интересах будущих поколений. Президент Владимир Владимирович Путин озвучил дату – 2050 год. Это рубеж, точка невозврата, после которой, если не принять необходимых мер, наступят необратимые процессы. Природа не автомобиль, не мост, не дорога – подремонтировал, подлатал и порядок. Нет, это организм, который нуждается в постоянной заботе, защите, поддержке и в случае демонстративного пренебрежения и давления может уже и не восстановиться. Понимание этого пришло, это позитивный момент. Это не дань моде, это серьёзный подход. Будет задействован административный ресурс. А у нас, как водится: если на высшем уровне ставят задачи, на более низком будут выполнять. Дабы не накликать беду непониманием или иной позицией. Насколько эффективно будут выполнять – время покажет. За год накопившихся экологических проблем не решить, но начинать давно пора. Хорошо бы дать этой теме достойное продолжение.

Природные, но не особые

— Стоит ли ожидать, что 2017-й станет отправным для кардинальных перемен (или даст толчок кардинальным переменам) на Кавказских Минеральных Водах?

— Здесь есть некая неувязка. К огромному сожалению, в 2013 году наши четыре федеральных курорта утратили статус особо охраняемых природных территорий. Это было настолько неожиданно, непонятно, когда курорты исключили на законодательном уровне. К числу особо охраняемых природных территорий относятся федеральные заповедники, заказники, национальные парки. До последнего времени таковых в регионе не было.

С созданием Национального парка «Кисловодский» ситуация изменилась – на Ставрополье появился единственный объект такого статуса. Главное, чтобы его состояние и содержание этому соответствовали. Осенью 2016-го в Кисловодске собирались сенаторы Совета Федерации и обсуждали вопросы развития парка, обещали приложить максимум усилий для его финансирования. Речь шла о 250 млн рублей. Важно, чтобы средства на сохранение и содержание Национального парка поступали не разово, а систематически. Последние 20 лет отсутствия внимания к нему привели к печальным последствиям. И сегодня выправлять ситуацию нужно гораздо бОльшими средствами. Затраты на то, чтобы привести парк в достойное состояние, специалисты оценивают в 1 млрд рублей.

Необходимо решать текущие проблемы, связанные с санитарной очисткой, благоустройством, озеленением, и проблемы более сложные – ремонтные, реставрационные, восстановительные. Такие, как отвод ливневых стоков, к примеру. Подход должен быть государственным, и финансирование должно соответствовать статусу Национального парка. Успокаиваться рано. Нередко бывает, что, если на каком-то этапе о проблеме замолчали, то её нет. Самоуспокоение — опасная штука.

Попробуем без проб?

— Вернёмся к вопросу о статусе Кавминвод. Получается, что название «Особо охраняемый эколого-курортный регион» защитной грамотой не является?

— Название было закреплено законодательно на федеральном уровне в 1992 году. Когда подписывался президентский указ, ещё не было полного комплекта законодательных актов, они появились позже, в 1995 году. До логического завершения задачу в то время не довели, упустили. Закрепить особый статус и обеспечить его охранными грамотами призван Закон о Кавказских Минеральных Водах. Работа над законопроектом ведётся третий год, вариант за вариантом. Но пока результата, подтверждающего его основную задачу – сохранение и развитие уникальных минеральных вод и грязей, нет.

В 2017-м у Кавминвод как особо охраняемого эколого-курортного региона юбилей, четверть века. В самом названии подчёркивается составляющая — уникальный природный комплекс: экология, чистые леса, уникальные бальнеологические ресурсы, воздух дарят здоровье человеку. На основе природного комплекса создана санаторно-курортная база, которая позволяет людям лечиться, отдыхая. Без дорогостоящих фармацевтических препаратов. Что может быть эффективнее? Без стресса для организма люди оздоравливаются, наслаждаясь красотой природы. Сегодня антропогенный пресс настолько задавил Кавминводы, что природа едва справляется с восстановлением баланса. Это сфера, не защищённая от непродуманных действий.

Говоря о законопроекте, стоит отметить, что в нём отсутствует раздел о государственном мониторинге. А у нас такие проблемы со скважинами! Отмечается тенденция к ухудшению качественных показателей минеральных вод. Подземные источники не отреставрируешь, это крайне уязвимая сфера, отношение к ним должно быть максимально бережным. А основной недропользователь – «Кавминкурортресурсы» — проводит политику коммерциализации, а не сохранения уникальных ресурсов. К примеру, специальные участки, осуществляющие наблюдение и контроль за подземными минеральными водами, планируется сократить, насколько я знаю. Пробы воды на протяжении десятков лет берут специалисты согласно научным методикам, это отлаженный механизм. А если вместо разбросанных по городам точек пробы со всего региона свозить в один центр, можно ли рассчитывать на точность результата? Транспортировка здесь противопоказана. Итог может быть печальным – неграмотно взятые пробы и неверный результат приведут к сомнительным заключениям. Так можно пропустить и разного рода примеси, очищать от которых сами скважины и минералопроводы — процесс очень дорогостоящий. В разы выше той прибыли, что сулит оптимизация. В этом случае она преступна, ведь речь идёт о здоровье людей. Не хотелось бы в Год экологии неприятных ситуаций в единственном в России особо охраняемом эколого-курортном регионе…

Беседовал Николай БАЖЕНОВ

Фото Виктора Нестеренко

comments powered by HyperComments
Наверх