№ 03 (3631) 25.01.2017   Такая работа  

СКОРОЙ ТРЕБУЕТСЯ ПОМОЩЬ

Работники выездных бригад, подвергающиеся нападениям, не защищены законом

Недавно вся страна обсуждала, как на Камчатке женщина, находившаяся за рулем иномарки, не пропустила бригаду медиков к пациенту и тот умер. В Краснодаре и Питере были избиты водители спецавтомобилей с красным крестом и цифрами «03» на борту. Да теперь чуть ли не ежедневно слышим о подобных выходках российских граждан. Это что – эпидемия? Нет, так было всегда. Просто не всякий раз мы об этом громко кричим. Вы думаете, в Ставрополе все иначе?

Заблуждение

2017-й, Старый новый год, одиннадцать вечера. Дежурная бригада скорой помощи подъехала к многоэтажке в краевом центре и остановилась в десяти метрах от подъезда. Фельдшер с тяжелым чемоданом отправилась к больному по вызову. Получилось, что машина заблокировала проезд другим автомобилям, если бы их владельцы вознамерились повернуть направо во двор. И почти сразу такое желание возникло у рулевого корейской легковушки. Он начал сигналить и моргать фарами. Водитель скорой Алексей оставался на месте. Тогда из иномарки выбрались трое: по-видимому, семейная пара за пятьдесят и примерно 30-летний мужчина. Они вначале по очереди, а затем все вместе стали упражняться в подборе нелестных (матерных) эпитетов в адрес «нехорошего человека», сидевшего в служебной «Газели». Человек же тот старался объяснить подвыпившей компании, что в любую минуту больного, возможно, придется транспортировать в больницу, потому отлучаться отсюда скорой помощи никак нельзя. Нужно подождать. Тем более что, если выехать со двора и обогнуть дом, то и проблемы не будет. Это займет всего минуты три. Но нет, противостояние продолжалось.

— Я думал, глава этого буйного семейства все-таки солидный гражданин, — рассказывает о собственном заблуждении Алексей. – А он изловчился, распахнул дверцу «Газели» и вырвал из кабины навигатор. Парень же попытался меня ударить и даже немного зацепил рукой.

Разошедшихся не на шутку «корейцев» с трудом успокоили жители многоэтажки, заступившиеся за водителя медицинской машины.

Охота

На площадке перед административным зданием станции скорой медицинской помощи Ставрополя выстроен ряд спецавтомобилей. Какие-то ремонтируются тут же, в гаражах и мастерской, какие-то ждут очереди на выезд. Два из них серьезно повреждены. Один пострадал три месяца назад на перекрестке улиц Ленина и Краснофлотской. Он несся с сиреной и проблесковыми маячками на красный свет светофора, предупреждая всех водителей, что сильно торопится в реанимацию. Тогда «Газель» везла задыхавшегося ребенка. Еще утром мальчик и не собирался в больницу, он вместе с мамой прибыл в краевой центр к родственникам из села. Гуляли. Вдруг ребенку стало плохо прямо на улице. Прохожие вызвали врачей. На перекрестке в медицинскую машину сбоку врезалась «Шкода». ДТП. По правилам дорожного движения обоим его участникам нужно было оставаться на месте и дожидаться сотрудников госавтоинспекции. Ребенок начал синеть. К счастью, на выручку пришел экипаж находившейся поблизости скорой. Мальчик выжил, а его мама и медработники получили легкие травмы.

Подобные ситуации не единичны. Так, летом 2016-го под задний мост автомобиля реанимации на полной скорости влетела «Хонда». «Газель» подскочила, перевернулась и упала на бок, свалившись на обочину дороги. Произошло это на улице Лермонтова возле старого роддома, когда реанимобиль уже миновал перекресток. Врачи везли в медучреждение пациента, которому в гортань попало инородное тело. Больной задыхался. Даже несколько минут играли существенную роль.

Опасность

— Работа выездной бригады сопряжена со многими опасностями, — говорит главный врач ГБУЗ СК «Станция скорой медицинской помощи» г. Ставрополя Александр Михайловский. – Угроза исходит как от транспортного потока, так и, увы, от жителей города. А такое хамство, как на Камчатке, у нас случается по несколько раз в неделю (но, слава богу, без летальных исходов). Ну и что? Да ничего! Практически никто из хамов не наказан, им все сходит с рук. Потому что медицинские работники и вообще состав выездных бригад никак не защищены. Согласитесь, мало у кого появится желание наброситься, допустим, на полицейского и избить его – ведь тот находится под защитой закона.

Александр Михайловский также отметил, что вместе с психологическими нагрузками выездные бригады испытывают и другие трудности. Дело в том, что с июля 2013 года из их состава исключены санитары, посему в команду входят водитель и фельдшер или врач. И когда необходимо эвакуировать пациента в больницу, это ложится на плечи родственников больного. А если, допустим, таковых нет или они преклонного возраста? Кто возьмется за носилки? Нередко родные больных по разным причинам отказываются просить соседей о подмоге, и тогда звонить в квартиры приходится фельдшеру. Так и ходит медработник по этажам, теряя драгоценное время. Ну а потом с ценным и весьма ощутимым грузом на носилках надобно пробраться, лавируя между машинами, зачастую занимающими все пространство перед домом и во дворах микрорайонов. Дабы донести больного до скорой. Если ее, конечно, удастся припарковать где-то поблизости. Почему, спросите, в такой момент прохлаждаются шофера выездных бригад? Бывает, что и подсобят, но вообще-то они не могут покинуть спецавтомобиль, ведь там весьма недешевое оборудование и расходные материалы.

«Хозяева»

Еще об одном возмутительном случае рассказал водитель Сергей. Его дежурство проходило в ЖК «Олимпийский» в Юго-Западном районе на 4-й подстанции (всего их пять в системе станции скорой помощи города).

— Около половины третьего ночи бригада стала выезжать на адрес с включенными проблесковыми маячками. В это время обычно обходимся без сирены, чтобы не будить народ, — говорит работник медучреждения. – Выруливая с территории подстанции, увидел впереди свет фар — машина двигалась навстречу. Я моргнул своими фонарями, дав знак, чтобы меня пропустили. Разъехаться было невозможно: слева, плотно сомкнув ряды, находились припаркованные во дворе автомобили, а справа – высокий бордюр и металлическая ограда. Когда мы остановились друг напротив друга, я попросил владельца «Мерседеса» сдать назад и пропустить карету скорой помощи, тем более что сзади меня появилась еще одна «Газель» с мигалкой, тоже отправлявшаяся к пациенту. Водила выбрался из мерса, забрал какой-то пакет из салона, послал нас на…, замкнул тачку и ушел. При этом еще и бросил на ходу: «Да мне все равно, куда вы едете!» Пришлось нам, двум скорым, сдавать назад и разъезжаться.

Сергей выложил видео этого инцидента в социальные сети с описанием ситуации. Я посмотрел и у меня остался мерзкий осадок: очередной «хозяин жизни» решает, как жить другим. Интересно, а как он себя поведет (ведь всякое бывает), когда скорая понадобится ему самому или его близким? Почему-то этим вопросом такие люди не задаются, считая себя, наверное, бессмертными и вечно здоровыми. Не задаются подобными вопросами и те, кто на дорогах даже не думает уступать место машине скорой помощи, зачастую намеренно создавая аварийные ситуации или бросаясь с кулаками на водителей автомобилей с красным крестом.

«Обслуга»

Выездные бригады подвергаются опасности не только на дорогах. Как-то прибыли по одному адресу, а там – неуравновешенный гражданин решил поиграть в ужастик и поставил медиков под дуло травматического пистолета. Здоровенному детине не понравилось, что скорая приехала через 40 минут после вызова. У него была температура 39 градусов, и после того, как он позвонил по «03», принял таблетку аспирина. Врач измерила температуру – оказалось 37,5, горло красное. Медики проглотили стресс и хамство. А затем поехали по другому адресу, где их ждали действительно нуждающиеся в помощи люди.

Старший врач Наталья вспомнила, как осенью 2016-го одного врача сильно избили, когда тот обслуживал пациента. Он вернулся с вызова в грязи, с ссадиной на лице, в изорванной форменной одежде. А в другой раз фельдшер получил удар ногой в голову: больной лежал на носилках в машине и со всего маха «отблагодарил» медика. В результате — синяк под глазом.

— А то, что мы часто слышим по телефону, вообще человеческой речью назвать сложно, — подбирает слова Наталья. – Мат на мате! К нам обращаются как к обслуживающему персоналу низшего звена. Бывает, приезжает бригада по адресу, а домофон и лифт не работают. Звонят по сотовому пациенту и просят его родственников встретить, а они – как хотите добирайтесь. Ну и плевать, что девятый этаж!

Защита

Сейчас подъем заболеваемости гриппом и ОРВИ в крае продолжается, и примерно половина вызовов от взрослых, которые идут на скорую, не имеют к ней никакого отношения, говорит Александр Михайловский. А вызовов-то в общей сложности ежедневно около 700!

— Мы не лечим! Мы оказываем помощь! Температура повысилась? Снизим. Давление повысилось? Понизим. Низкое давление? Поднимем. Болит? Обезболим. И если здоровью угрожает опасность – отвезем в больницу, госпитализируем. Но лечиться, будьте добры, обращайтесь к своему участковому или семейному врачу.

Почему-то все думают, что скорая помощь обязана прибыть к адресату через 20 минут. Да, такой норматив существует, поясняет главврач, но если это действительно экстренный случай, когда жизни человека угрожает опасность. Например, инфаркт, инсульт, отравление, ДТП и прочее. Есть соответствующий перечень. К роженице приедут. А все остальное – уже потом. Да, бригада приедет в любой ситуации, по любому вызову, не имеет права игнорировать. Но это когда отработает по экстренному звонку и освободится. Тогда и направится дальше по маршруту.

— В ближайшие годы ни один новый доктор на станцию скорой помощи не придет. Непрестижно, — уверен Александр Михайловский. – Эта профессия стала узкой специальностью. Чтобы подготовить подобного мастера, нужно около десяти лет (институт, ординатура, практика участкового врача, аспирантура). И почему-то государство не считает нужным защищать законодательно тех специалистов, на подготовку которых тратит столько времени и средств?!

Игорь ИЛЬИНОВ

Фото Виктора Нестеренко

К СЛОВУ

Депутат Госдумы от Красноярского края Сергей Натаров поддержал инициативу по ужесточению ответственности за препятствование работе медиков и сотрудников МЧС. На своей странице в Фейсбуке он написал: «Инциденты с хамским отношением водителей к медикам, к сожалению, перестали быть редкостью, приводя к трагическим последствиям. Такие водители – безнравственные личности с перевернутыми моральными устоями. Как можно не пропустить скорую, тем более реанимацию, которая идет с сигнальными маячками?» Он напомнил, что в Минздраве России и Госдуме рассматривается идея ужесточения наказания для таких горе-водил. Скорее всего, потребуются изменения в законодательстве — чтобы разрешить машинам экстренных служб таранить не пропускающие их автомобили, пояснил депутат.

Наверх