№ 05 (3633) 08.02.2017   Звездные истории  

КТО ТЫ, НАТАЛИ?

Какой была супруга Пушкина, вспоминаем в день памяти великого поэта

Каждый раз в канун трагической даты – гибели великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина, причиной которой явилась дуэль с французом Дантесом, невольно хочется вернуться к обстоятельствам, приведшим к поединку. До сих пор в литературе нет единого мнения о том, какую роль сыграла в роковом событии жена поэта Наталья Николаевна. Но сколько бы ни было мнений об этой светской красавице, ясно одно: Пушкин защищал честь семьи.

Провинциальная барышня

Что же собой представляла женщина, ставшая супругой гения? Была ли счастлива в браке с ним? Сознавала ли свою невольную причастность к трагедии? Основы ее характера, духовные начала, степень образованности – все это закладывалось в те восемнадцать лет, которые Натали провела в провинциальной глуши, в селении Кариан Тамбовской губернии, где родилась, в поместье Ярополец под Москвой и в родовом имении — Полотняном заводе Калужской губернии.

Ее мать, Наталья Ивановна, урожденная Загряжская, в молодости была удивительной красавицей и, будучи фрейлиной при императорском дворе, могла рассчитывать на удачное замужество. И на первых порах судьба была к ней благосклонна. Она стала женой Николая Гончарова, предки которого были купцами и получили дворянство во время правления Елизаветы Петровны. Николай был единственным сыном в семье, родители дали ему прекрасное образование, и в 1804 году он был зачислен в Коллегию иностранных дел, а затем получил чин коллежского асессора и вступил в должность секретаря московского губернатора. Однако отец его, Афанасий Николаевич, вместе с любовницей-француженкой Бабетт умудрился промотать состояние, и семья сына, в которой было уже семеро детей, вынуждена была в основном жить в имении. Впрочем, зимой они жили в Москве на Большой Никитской улице, но дедушка, очень любивший внучку Наташу, до шести лет не отпускал ее от себя. Да и потом она не часто там бывала.

Сельский воздух шел на пользу Наташе и другим детям, они росли здоровыми, крепкими. Дома им дали хорошее образование, учили французскому, английскому и немецкому языкам, русской литературе и грамматике. Сохранилась тетрадь девятилетней Наташи, где она записывала сведения о поэтических размерах, поэтому, в отличие от Евгения Онегина, даже в столь юном возрасте могла ямб от хорея отличить. Учили детей также сидеть в седле, играть на фортепьяно и в шахматы, танцевать, а девушек еще и вязать и вышивать. И ко времени встречи шестнадцатилетней Натали с Пушкиным она была уже достаточно образованной для своего времени девушкой, жаждавшей красивой жизни с балами и развлечениями.

Пушкин увидел ее впервые на балу, который давал в конце 1828 года в Москве танцмейстер Йогель. Поэт сразу влюбился в красавицу, но просить руки решился лишь через четыре месяца, и то через посредника – Федора Толстого. И получил отказ под тем предлогом, что Натали еще очень молода. На самом деле мать, Наталья Ивановна, на плечи которой давно уже свалились все заботы об управлении имением и воспитании детей, так как Николай Афанасьевич, упав с лошади, повредился не только телом, но и рассудком, сразу поняла, что поэт – незавидная партия, тем более для дочери-бесприданницы. Она едва сводила концы с концами, чтобы более-менее достойно содержать семью. К тому же узнала, что у известного поэта тоже денег нет, но есть целый ряд вредных привычек, в том числе пристрастие к игре в карты.

Прошло два года, но в перспективе не было завидной партии ни для одной из дочерей. И когда Пушкин посватался во второй раз, Наталья Ивановна дала согласие на этот брак, потому что знаменитый поэт, творчество которого «опекал» (контролировал) сам император, все-таки принадлежал к высшему обществу и мог иметь доступ ко двору. Да и сама Натали стремилась вырваться из провинциальной глуши. Впрочем, есть свидетельства и того, что девушке нравились произведения поэта, и ей льстило стать его музой.

Не все мечты сбываются

Как часто бывает, жизнь редко идет вслед за мечтой. Вопреки желанию жены Александр Сергеевич хотел уехать из суетного Санкт-Петербурга, чтобы основательно заняться творчеством, поэтому первое время после заключения брака (2 марта 1831 года по новому стилю) Пушкины поселились в Царском Селе. Опасаясь ходившей по стране холеры, император с семьей переселился туда же. Гуляя как-то по парку, Пушкины встретили императора и императрицу. Царская чета остановилась, чтобы поговорить, и императрица, сказав, что рада знакомству с женой поэта, пожелала видеть ее при дворе и даже назначила день для первого посещения.

Юная Натали с удовольствием посещала светские рауты, которые продолжились в Петербурге, куда Пушкины вернулись осенью того же года. Она сразу же была признана одной из самых красивых женщин столицы, и, как отмечают современники, вокруг нее постоянно толпились поклонники. Однако поначалу провинциальная застенчивость сильно мешала ей общаться с посетителями балов и салонов, некоторые находили ее слишком сдержанной, неразговорчивой, даже холодной. Возможно, сказывалось и то, что юная супруга великого поэта не знала, кого из окружающих можно было считать его друзьями, а кого недоброжелателями. И если еще не понимала умом, то чувствовала сердцем, что враги самолюбивого поэта старались найти недостатки не только у него самого, но и у жены, чтобы сильнее унизить этим самого Пушкина.

Но, по свидетельству современников, Наталья Николаевна довольно быстро освоилась в новой обстановке и стала чувствовать себя свободно в светском обществе. Только вот наслаждаться развлечениями, к которым она так стремилась, доводилось не так уж и часто. Уже 19 мая 1832 года она родила дочь Машу, а 6 июля 1833 года – сына Александра. Затем родились сын Григорий и дочь Наталья. За шесть лет жизни с Александром Сергеевичем у них на свет появилось четверо детей, которые, несмотря на нянек, требовали заботы и от матери.

Поэт признавался друзьям, что очень любит жену и детей. В одном из своих стихотворений он говорил, что Натали – «чистейшей прелести чистейший образец», имея в виду не только ее внешнюю красоту, но и кротость, сердечность, терпеливость, с какой она сносила финансовые трудности семьи и… слишком свободный образ жизни самого поэта, который продолжал пополнять свой Дон-Жуанский список в то время, как жена не могла выходить в свет из-за беременности или после родов, а нередко и из-за недостатка средств. Служа в Министерстве иностранных дел, поэт получал пять тысяч рублей в год, этих денег хватало только на то, чтобы оплатить квартиру и дачу. А бывало, что поэт еще и проигрывал деньги в карты.

Есть немало свидетельств образа жизни поэта. Вот что, в частности, пишет дочь Натальи Николаевны от второго брака (с Ланским) А. Арапова, вспоминая, что рассказывала ей мать: «Время ли отозвалось пресыщением порывов сильной страсти, или частые беременности вызвали некоторое охлаждение в чувствах А. Сер-ча, но чутким сердцем жена следила, как с каждым днем ее значение стушевывалось в его кипучей жизни. Его тянуло в водоворот сильных ощущений… Пушкин только с зарей возвращался домой, проводя ночи то за картами, то в веселых кутежах в обществе женщин известной категории. Сам ревнивый до безумия, он даже мысленно не останавливался на сердечной тоске, испытываемой тщетно ожидавшей его женою, и часто, смеясь, посвящал ее в свои любовные похождения».

Нетрудно догадаться, что мечты Натали о красивой жизни в высшем обществе рушились. Огорчали и сложности семейных отношений. Наверное, она понимала свое положение и свою ответственность как жены признанного гения русской литературы, но это не могло заменить ей ощущение чисто женского счастья. Мужа, который был старше нее чуть ли не вдвое да к тому же нехорош собой, она никогда не любила, просто ценила за талант и надеялась, что рядом с ним ее жизнь будет интересной, увлекательной. Однако судьба сложилась не так, как ей хотелось, и наступило разочарование. Вот в этот момент и появляется красавец Дантес.

Роковая встреча

Приемный сын голландского посланника в России кавалергард Жорж Дантес (и как оказалось, троюродный племянник императрицы Александры Федоровны) увидел двадцатитрехлетнюю Натали на одном из светских мероприятий, влюбился и стал, не таясь, ухаживать, хотя и знал, что она замужем.

Он рассказывал друзьям, что надеется завоевать ее сердце. До встречи с Дантесом о Наталье Николаевне не ходило никаких сплетен, хотя все знали, что ей симпатизирует сам император. А тут поползли слухи о том, что красавец-француз вот-вот добьется успеха. Судя по некоторым воспоминаниям, пищу для них невольно давала сама Натали. В дневнике фрейлины Мари Мердер есть запись от 5 февраля 1836 года, где она пишет, что давно наблюдала за Дантесом и Пушкиной. Однажды они вышли под руку из соседнего зала и так были заняты разговором, что ничего вокруг не замечали. «Не оставляло сомнения насчет правильности наблюдений, сделанных мною ранее, — они безумно влюблены друг в друга… Как счастливы они казались в эту минуту!»

Их отношения не ускользнули и от княгини В. Вяземской, с семьей которых Пушкины были очень дружны. Княгиня спросила Натали, чем может кончиться вся история с Дантесом, на что получила ответ: «Мне с ним весело. Он мне просто нравится…» Княгиня отнесла это на счет кокетства, которое с некоторых пор стало очень заметно в Натали. Есть свидетельства того, что «даже император Николай Павлович однажды сделал Пушкиной отеческое внушение по поводу ее поведения. Это, как и все прочие увещевания, не дало никаких результатов».

Лишь после гибели поэта Наталья Николаевна осознала всю серьезность сложившихся обстоятельств. Как свидетельствуют воспоминания родных и друзей, ее долго мучило чувство вины. Были то кокетство или серьезное чувство, она заплатила за них высокую цену.

Идиллия ДЕДУСЕНКО

comments powered by HyperComments
Наверх