№ 07 (3635) 22.02.2017   О главном   Рекомендовано  

БИЗНЕС ПО-ПРЕЖНЕМУ «КОШМАРЯТ»?

Попытки доказать неуплату налога на миллион нередко приводят к потерям бюджета на десятки миллионов

Что делать предпринимателю, если в его фирму пришли серьезно настроенные ребята из отдела по борьбе с экономической преступностью (ОБЭП) и приступили к внеплановой проверке? Какую ответственность несут сотрудники правоохранительных органов, чьи неправомерные оперативно-разыскные действия парализуют работу предприятия и могут привести к его банкротству? Ответ на эти вопросы более двух часов пытались найти

и. о. краевого бизнес-омбудсмена Кирилл Кузьмин, представители силовиков, прокуратуры, палаты адвокатов и бизнес-сообщества, собравшиеся на семинар в Торгово-промышленной палате края на прошлой неделе.

Главное – не молчать

Заместитель начальника отдела Управления экономической безопасности и противодействия коррупции Главного управления МВД России по Ставропольскому краю Виктор Ильин вынужден был отвечать на очень непростые вопросы присутствующих. Собственно, разговор шел между сторонами, занимающими откровенно противоположные позиции. Виктор Ильин представлял оперативников, заточенных на поиск нарушающих законы преступников и укрываемого ими имущества. Представители легального бизнеса, а именно таких объединяет ТПП СК, требовали к себе уважения и приводили примеры далеко не безупречного поведения представителей государства.

Адвокат адвокатской палаты Сергей Кобятов вступился за сотрудников ОБЭП: «Они делают свое дело». Предпринимателям он посоветовал грамотно вести себя в случае оперативно-разыскных мероприятий (ОРМ) и не молчать, когда их права нарушаются.

— Обращайтесь в прокуратуру, к бизнес-омбудсмену, в общественные организации. Не препятствуйте проверке и изъятию документов, но не выдавайте добровольно первичные документы, на них распространяется налоговая тайна и изъятие их сотрудниками незаконно на стадии ОРМ. Если это произошло, указывайте в протоколе, что они изъяты принудительно. Все свои замечания к ходу проверки отмечайте в протоколе, обращайте внимание понятых на нарушения. Записывайте происходящее на телефон, сфотографируйте протокол и постановление о проверке, если не получается снять качественную копию, вы имеете на это право, — посоветовал адвокат. Иначе сложно обжаловать действия сотрудников. Кстати, изымать документы может очень узкий круг проверяющих, в частности, сотрудники ОБЭП, прокуратуры, налоговых органов, но никак не участковый или сотрудник угро.

Если изымаются нужные для работы документы, то их заверенные копии либо оригиналы проверяющие обязаны вернуть в течение пяти дней. При этом обязанность снятия копий и их заверение возложена на проверяющих, МВД выделяет на это средства. Все о порядке проведения ОРМ расписано в Приказе министра внутренних дел № 199 от 1 апреля 2014 г.

На практике все не совсем так. Бизнес, особенно малый, в массе своей юридически неграмотен. Это способствует нарушениям со стороны силовиков.

Причиной проверки обычно являются налоговые преступления, если за фирмой не числится откровенная уголовщина. Сначала с проверкой приходят налоговики и требуют копии документов, составляющих порой многие тома. Следом идет ОБЭП и тоже требует копии, хотя сотрудник отдела участвовал в налоговой проверке. При этом полицейские могут запросить документы за время, не входящее в сроки проверки. Им нужен полный пакет бумаг по каждому пункту подозрений. Небольшую фирму, где каждый работник на учете, это заставляет нести совершенно незапланированные немалые расходы и выбивает из колеи.

Попытки бизнеса отстоять свои интересы могут вызвать волну других проверок, например, лицензий на «Консультант+» и другие компьютерные программы. А то и желание изъять системный блок, несмотря на то, что информацию народ нынче хранит даже не на жестких дисках, а в «облаках». Адвокатов нередко не допускают к таким гласным мероприятиям, как обследование помещения фирмы, рассказывали свои истории участники круглого стола.

Возбудить легко, прекратить сложно

Доказательство неуплаты налога на миллион нередко приводит к потерям бюджета на десятки миллионов. В чем целесообразность таких проверок?

Адвокат Виталий Зубенко рассказал, что ведет сейчас несколько случаев, когда уголовное дело возбуждено на пустом месте. Важные пояснения предпринимателей были проигнорированы. Им не разъяснили, что на стадии ОРМ можно пригласить адвоката, который привел бы аргументы, исключающие необоснованное возбуждение уголовного дела. В ворохе таких дел вязнет следствие, не знают, что с ними делать, суды. Судебная практика ведь такова: если дело возбуждено — попробуй его прекрати.

— Понятно, что оперативникам не хочется работать вхолостую, но «пустой породой» загружается весь государственный механизм, — отметил Виталий Зубенко.

На это Виктор Ильин возразил, что дела возбуждаются вовсе не на ровном месте. Сотрудники отдела собирают первичные материалы, оценивают их и направляют в следственное подразделение, если подозревают, что дело нечисто. С момента проведения ОРМ до возбуждения дела проходит время, когда бизнес может опротестовать действия полицейских, представить свои аргументы, возражения, документы сопроводительным письмом.

— У защиты и у нас разная тактика. Мошеннические действия усложняются, привлекаются сложные технические средства. Не каждому сотруднику хватает знаний для выявления экономических преступлений. Если не хватает профессионализма, люди могут перейти в другие подразделения либо уйти из полиции. Процедура приема в органы с момента принятия нового закона об МВД сильно усложнилась, от скомпрометировавших себя сотрудников система избавляется, — заверил Виктор Ильин не слишком согласных с ним предпринимателей.

В частности, руководитель образовательного учреждения из Ставрополя Елена Иванчева и юрист Анна Шагрова привели вопиющий случай, когда им и еще двум женщинам-коллегам проверяющие грозили пистолетом, обещали руки переломать, когда те пытались фиксировать угрозы и оскорбления в свой адрес на телефон. Дело было перед Новым годом, и мужчины в погонах не скрывали, что именно поэтому пришли «кошмарить» фирмы, снимающие офисы в шестиэтажном здании. По этому случаю уже возбуждено уголовное дело.

Генерального директора одного из заводов в Светлограде интересовал уровень ответственности сотрудников, принявших решение о неправомерном возбуждении уголовного дела. Он рассказал, что в 2015 году налоговая проверка выявила ошибки завода в уплате НДС. Предприятие согласилось с результатами и погасило задолженность. Но через год почему-то было возбуждено уголовное дело. Суд, который арестовал все счета предприятия, чтобы обеспечить погашение уже уплаченных долгов, прошел без участия представителей завода. Предприятие не может платить зарплату 120 работникам, рассчитываться с поставщиками, по кредитным обязательствам. Бюджеты всех уровней недосчитаются 80 млн рублей налогов в год. Несмотря на подачу апелляции, возможно банкротство завода. И тогда государство потеряет порядка 2 млрд рублей, вложенных в этот инвестиционный проект. В ситуацию решили вмешаться краевой бизнес-омбудсмен Кирилл Кузьмин и прокуратура края.

Отказ в адвокате незаконен

Начальник отдела по надзору за уголовно-процессуальной деятельностью прокуратуры СК Владимир Чернов пояснил, что положения закона о защите прав предпринимателей не распространяются на стадию ОРМ, следствия и дознания. Хотя требовать присутствия адвоката можно на любой стадии. Обязанности вызывать правозащитника у полиции нет, но отказ в адвокате незаконен. Прокуратура требует от силовиков записывать свои действия на видео.

— Полиция заточена на выявление преступлений, их много, за это спрашивают. Когда они уверены в своей правоте, записывают. Видеофиксация проверяемой стороной не запрещена, но должна быть оговорена в акте. Если что не так – жалуйтесь дежурному прокурору. Кроме того, в МВД и прокуратуре работают горячие линии, все сообщения записываются на магнитные носители и докладываются руководству. Но часто бывает так, что от своих претензий предприниматели отказываются, как только они попадают на уровень следствия. Сложно также подтвердить наличие существенного вреда. Это понятие оценочное. Мешает реагировать на жалобы также отсутствие видеофиксации. Но реакция руководства УВД на доказанные нарушения подчиненных достаточно адекватная и жесткая. От негодяев в полиции избавляются, – отметил начальник отдела по надзору за соблюдением прав предпринимателей прокуратуры СК Алексей Ивашута.

О случае, требующем реакции со стороны законников, рассказал глава Союза предпринимателей Георгиевска Александр Сербич. По его словам, два бывших милиционера из Ставрополя и Минвод ходят по кафе и требуют по 30 рублей «авторских» каждому с посадочного места за звучащую музыку. Чьи права они представляют, на каком основании требуют перечислений, неизвестно. Документов о полномочиях не предъявляют.

— Шерстят по всему краю, маленькие кафе пригибают, и они тупо платят. У нас хотели изъять телевизор. Но телеканал сам платит авторам. Если звучит пластинка, там авторы тоже уже получили гонорар с тиража. Пытаются один и тот же товар продать два раза? Приходили перед Новым годом. Никаких прав у них нет, но их поддерживают в МВД, а деньги уходят в Москву, — утверждает Александр Сербич.

Марина ЧЕРНЫШЕВА

Рисунок Владимира Ненашева

КСТАТИ

По данным прокуратуры СК, в 2016 году на 130 тысяч зарегистрированных в крае предпринимателей пришлось 338 проверок. 128 из них выявили признаки преступлений. Материалы переданы в следственные органы. Возбуждено 42 уголовных дела.

Всего предприниматели в 2016 году совершили 254 преступления. В производстве находилось 385 дел с учетом 2015 года. В суды направлено 300 из них. В основном, это мошенничество, налоговые преступления. В 2016-м в прокуратуру поступило всего 25 жалоб на действия проверяющих органов — на две меньше, чем в 2015 году. Десять из них касались гласных ОРМ и обследований. Четыре жалобы удовлетворены. Меры реагирования приняты по всем из них. Два должностных лица привлечены к строгой административной ответственности, 16 — к иным мерам, в том числе материальной ответственности.

comments powered by HyperComments
Наверх