№ 09 (3637) 08.03.2017   Ставрополю 240 лет  

ГЕРОИ С УЛИЧНЫХ ТАБЛИЧЕК

Кто такие Фроленко и Щаденко?

Именами этих людей названы улицы в Ставрополе. И не только в Ставрополе. Справочники сообщают о них как о революционерах-подпольщиках, второй — участник февральских и октябрьских событий 1917 года, столетие которых ныне отмечается в России. Но сейчас эти герои прошлого почти забыты. Да и герои ли они с позиции сегодняшнего дня? Достойны ли того, чтобы в их честь называть улицы и площади? Судите сами.

Революционер-террорист

М. Ф. Фроленко

Улица, которая в Ставрополе носит имя Михаила Федоровича Фроленко, хоть и застроена многоэтажными домами, но тихая, рядом с парком Победы. Он родился в Ставрополе в 1848 году, окончил местную гимназию. Отец Михаила Фроленко был отставным фельдфебелем, а сын стал профессиональным революционером и террористом.

Окончив гимназию, юноша отправился учиться дальше. Сначала поступил в Петербургский технологический институт, но в следующем году он уже студент Петровской земледельческой академии в Москве.

В 1873-1874 годах Михаил Фроленко был членом московского кружка чайковцев (народнические кружки, получившие название по имени одного из лидеров — Николая Чайковского), вёл пропаганду среди рабочих, участвовал в «хождении в народ» на Урале. С 1874 года пребывал на нелегальном положении. С 1878 года член «Земли и воли» (тайное революционное общество, существовавшее в России с 1861 по 1864 годы, и с 1876 по 1879 годы — как народническая организация).

С появлением «Народной воли» (террористическое крыло распавшейся «Земли и воли») Фроленко — член её исполнительного комитета, участник покушений на императора Александра II — в ноябре 1879 года под Одессой и 1 марта 1881 года, которое закончилось убийством государя. Вскоре после последнего покушения Фроленко был арестован и по процессу двадцати приговорён к смертной казни, которую потом заменили вечной каторгой. На свободу узник Петропавловской и Шлиссельбургской крепостей вышел только в октябре 1905 года.

С 1908 по 1917 годы революционер жил в Геленджике под надзором полиции, сотрудничал с журналом «Былое» — ежемесячным изданием по истории освободительного движения в России.

В октябре 1917 года незадолго до того, как большевики в Петрограде пошли на штурм Зимнего дворца, в Ставрополе депутаты городской Думы проголосовали за то, чтобы утвердить Михаила Фроленко в звании «Почетный гражданин Ставрополя».

В 1922 году Фроленко перебрался в Москву, стал членом Общества бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев и редколлегии журнала «Каторга и ссылка».

Большевистские власти не забыли о подвигах революционера-террориста. В 1922 году ему была назначена персональная пенсия в размере 50 тысяч рублей, что в то время, впрочем, не было значительной суммой из-за высочайшей инфляции. Спустя 11 лет Постановлением Совнаркома СССР участникам террористического акта 1 марта 1881 года, в том числе и Михаилу Фроленко, установили пенсию 400 рублей в месяц.

В Коммунистическую партию Фроленко вступил уже в почтенном возрасте в 1936 году. В феврале 1938-го он умер, не дожив несколько месяцев до своего 90-летия. Похоронили революционера на Новодевичьем кладбище в Москве.

Причастен к массовым репрессиям

Е. А. Щаденко

Там же, на Новодевичьем кладбище, упокоился и Ефим Афанасьевич Щаденко, улица которого находится в Северо-Западном районе Ставрополя. Советский военный деятель, генерал-полковник высоко стоял и в партийной иерархии: кандидат в члены ЦК КПСС, член ЦК КПСС. Был также депутатом Верховного Совета СССР. Некоторые источники сообщают о причастности Ефима Щаденко к массовым репрессиям.

Место его рождения в 1885 году — станица Каменская (ныне город Каменск-Шахтинский в Ростовской области). Мальчик из семьи рабочего учился в церковно-приходской школе, окончил два класса. Повзрослев, жил в Ростове-на-Дону, Баку, Пятигорске, Владикавказе. Работал портным. В апреле 1904 года вступил в объединённую организацию социал-демократов. Во время революции 1905-1907 годов Щаденко, находясь в Баку, организовал забастовку, которая продолжалась около двух месяцев.

Из-за угрозы ареста вернулся в Каменскую, где создал товарищество портных, работавшее по принципу коммуны. Не выдержав конкуренции с товариществом, в станице разорились четыре частные мастерские.

В 1913 году за революционную деятельность Щаденко был осуждён к двум годам содержания в крепости. Сидел в тюрьме Армавира.

В августе 1914 года военнослужащие базировавшегося рядом с тюрьмой запасного драгунского кавалерийского дивизиона разогнали тюремщиков и освободили заключённых. Тогда-то Щаденко и познакомился с унтер-офицером Семеном Будённым, служившим в том же дивизионе.

С февраля 1917 года Щаденко — председатель Каменского комитета РСДРП (б). Во время Октябрьской революции находился в Петрограде в качестве делегата II Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов, на котором был создан Совет Народных Комиссаров. Вернувшись в Каменскую, организовывал отряды Красной гвардии и участвовал в разгроме контрреволюционных очагов на Дону.

Гражданская война принесла Ефиму Щаденко славу героя. Сделала его близким другом и соратником Семена Будённого и Климента Ворошилова. Он занимал должности комиссара всех армий Царицинского фронта, члена Реввоенсовета 1-й Конной армии, одним из основателей которой являлся. Щаденко принимал личное участие в боях, участвовал в большинстве крупнейших победных сражений Красной Армии над войсками Деникина, Петлюры и Врангеля. Был ранен в руку и плечо, награжден золотыми часами.

В начале октября 1920 года Ефима Щаденко отозвали с фронта в Москву и отправили на лечение в санаторий.

После Гражданской войны была учеба в Военной академии Рабоче-Крестьянской Красной армии (РККА). Но он окончил только два курса из-за болезни — ему удалили правую почку.

В сентябре 1926 года Щаденко отправили в долгосрочный отпуск по состоянию здоровья. Он лечился даже в Германии. Во время болезни много занимался литературным трудом, написал историю 1-й Конной армии, которая, впрочем, не была издана.

В марте 1930 года его назначили помощником начальника Военной академии имени М. В.Фрунзе по политчасти. Семнадцатого августа 1936 года начальник академии А. Корк докладывал заместителю Народного Комиссара Обороны Маршалу Советского Союза Тухачевскому:

«Состояние здоровья моего помощника тов. Щаденко чрезвычайно неблагополучно, по-моему, у т. Щаденко в любой момент может произойти припадок буйного помешательства.

Прошу безотлагательно освободить тов. Щаденко от работы в Академии и передать его в руки врачей».

В последующем Щаденко занимал должности замкомандующего по политчасти и начальника политуправления Харьковского военного округа, члена Военного совета Киевского военного округа, заместителя Наркома обороны СССР и начальника Управления по командному и начальствующему составу РККА. С марта 1938 года по июль 1940 года одновременно был и членом Главного военного совета РККА.

Советский военачальник, генерал армии, Герой Советского Союза Александр Горбатов, пострадавший от репрессий, посидевший в лагере на Колыме, в своей книге мемуаров «Годы войны» писал:

«В один из весенних дней 1937 года, развернув газету, я прочитал, что органы государственной безопасности «вскрыли военно-фашистский заговор». Среди имен заговорщиков назывались крупные советские военачальники, в их числе Маршал Советского Союза М. Н. Тухачевский… Вскоре в Киевский военный округ прибыло новое руководство. Член Военного совета Щаденко с первых же шагов стал подозрительно относиться к работникам штаба. Приглядывался, даже не скрывая этого, к людям, а вскоре развернул весьма активную деятельность по компрометации командного и политического состава, которая сопровождалась массовыми арестами кадров. Чем больше было арестованных, тем труднее верилось в предательство, вредительство, измену. Но в то же время как этому было и не верить? Печать изо дня в день писала все о новых и новых фактах вредительства, диверсий, шпионажа».

Во время Великой Отечественной войны Щаденко был заместителем Наркома обороны СССР — начальником Главного управления формирования и укомплектования войск Красной Армии, членом Военного совета Южного, 4-го Украинского фронтов.

В 1944 году его зачислили в распоряжение Главного политического управления РККА и с тех пор никаких военных постов он уже не занимал.

Умер Щаденко в 1951 году. Его жена Мария Александровна Денисова-Щаденко – скульптор-монументалист, героиня поэмы В. Маяковского «Облако в штанах», из-за тяжелой болезни покончила с собой в 1944 году.

«Это был требовательный человек и умелый организатор», — так говорил о Щаденко маршал Георгий Жуков. «Щаденко был очень грубым человеком по форме и человеколюбивым по содержанию», — отзывался о нем генерал Артем Сергеев, сын известного подпольщика Артема (Федор Андреевич Сергеев), именем которого, кстати, также названа одна из центральных улиц Ставрополя.

Главный военный прокурор, заместитель генерального прокурора СССР Николай Афанасьев вспоминал: «К концу жизни он стал совершенно ненормальным. К чванству и кичливости прибавилась какая-то патологическая жадность и скопидомство… На собственной даче он торговал овощами и копил деньги. Заболев, он повез в Кремлевскую больницу свои подушки, одеяла и матрац. Когда он умер, в матраце оказались деньги — свыше 160 тыс. рублей. На них он умер».

Владимир ФИЛАТОВ

Фото из архивов и afy.ru

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments
Наверх