№ 09 (3637) 08.03.2017   О главном   Рекомендовано  

СКАНДАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ПАЯХ — НЕДЕЙСТВИТЕЛЕН

Несколько месяцев продолжался спор людей, видящих сельскохозяйственную реальность по-разному

Ставропольский краевой суд решил удовлетворить исковое заявление прокуратуры Ставропольского края к губернатору и Думе региона о пересмотре минимального лимита в 2500 гектаров, с которым позволительно было выйти из общего хозяйства. Судья Ольга Сицинская, по мнению фермеров-истцов, пошла на очень смелый шаг.

Несочетание интересов

Административно-исковое заявление прокуратуры поступило в Ставропольский краевой суд в декабре 2016 года. Оно было подано в интересах неопределенного круга лиц. Истец просил признать недействующими подпункт «а» пункта 1 статьи 1 Закона Ставропольского края от 20 ноября 2016 года №106 КЗ «О внесении изменений в статьи №№ 32 и 34 Закона Ставропольского края «О некоторых вопросах регулирования земельных отношений». Прокуратура также указала, что провела проверку на соответствие российскому законодательству этого закона. Напомним, резонансный документ изменил размер новых образуемых участков из земель сельхозназначения на иную цифру — не менее 2500 гектаров. А раньше-то было всего 30 га! Новоявленный закон вступил в силу с первого декабря 2016-го, несмотря на непрекращающиеся возмущения многочисленных пайщиков, фермеров, о чем журналисты «СГВ» неоднократно писали на страницах газеты (см. №№ 45 от 16.11.2016 г., 46 от 23.11.2016 г., 47 от 30.11.2016 г., 49 от 14.12.2016 г. и др). Так вот, прокурорская проверка показала: 106-й КЗ отечественному законодательству не соответствует.

Съезд фермеров
в Петровском районе в ноябре 2016 г.

Что же не устроило надзорное ведомство? Прокуратура полагает, что не были учтены гарантированные Конституцией РФ и отраженные в Земельном и Гражданском кодексах РФ, а также в ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» права и свободы лиц, которым принадлежат доли в праве собственности на земельные участки. Так, статья 1 Земельного кодекса РФ одним из главных принципов, на коем основано земельное законодательство, называет сочетание интересов общества и законных интересов граждан. Согласно этому принципу, регулирование использования и охраны земель осуществляется в интересах всего общества при обеспечении гарантии каждого гражданина на свободное владение, пользование и распоряжение принадлежащих ему земельных участков.

И вот любопытный момент: на страже прав собственников, землевладельцев и землепользователей стоит пункт 5 статьи 1 Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». Здесь установлен запрет на принятие субъектом РФ законов и иных нормативно-правовых актов, содержащих дополнительные правила и ограничения оборота земельных участков земель сельхозназначения. Новый минимальный размер участка в размере не менее 2500 гектаров, по сути, не вписывается во все перечисленные кодексы и законы. И главное — лишает граждан-собственников права на выделение участков и распоряжение ими, в том числе не дает возможности передать землю для рационального использования на более выгодных условиях.

Неравные условия

Согласно информации, предоставленной филиалом ФГБУ «ФКП Росреестра» по СК, общая площадь земель сельхозназначения на территории края составляет 5,8 миллиона гектаров. Теперь посчитаем, сколько у нас участков, превышающих 2500 га и находящихся в общедолевой собственности. Их, судя по приведенным данным, 320 общей площадью 2 миллиона 459 тысяч 118 га. А вот тех участков, что меньше пресловутых «двух с половиной» – 10 998 общей площадью 1 миллион 493 тысячи 558 га. И не заметить «меньших», как ни старайся, не получится. Стало быть, имеем в наличии то самое нарушение принципа сочетания интересов общества и законных интересов граждан, а также права неопределенного круга лиц – собственников земельных долей.

Ко всему прочему, как утверждает прокуратура, оспариваемое в суде положение нарушает федеральное законодательство о защите конкуренции и ставит в неравное положение хозяйствующие субъекты. Получается, что, если согласиться с новым лимитом, то это приведет к созданию неравных условий для сельхозтоваропроизводителей, в том числе крестьянско-фермерских хозяйств, которые в силу ограниченных финансовых возможностей не смогут получить в пользование значительные земельные массивы площадью не менее 2500 га. И, соответственно, у них отсутствует возможность дальнейшего развития хозяйств и выхода на рынок с конкурентоспособным товаром. Ну а для крупных хозяйств, значит, создаются все условия для проведения политики недобросовестной конкуренции. К слову, не исключая демпинга, что в конечном итоге приведет к разорению малых хозяйственных форм, в том числе и КФХ.

Не признали

Нужно сказать, что, помимо прокурорского, в январе 2017 года поступили иски от Ставропольской ассоциации крестьянско-фермерских хозяйств, кооперативов и других малых производителей сельхозпродукции, а также фермеров Козедуб, Ходоконовой, Украина, Обрященко и Литвиненко. Они просили признать весь вышеупомянутый КЗ

106 недействующим и противоречащим Конституции РФ, Конвенции Совета Европы «О защите прав человека и основных свобод», Гражданскому и Земельному кодексам, ФЗ «О крестьянско-фермерском хозяйстве» и «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения». Эти заявления были объединены в одно производство и рассматривались в судебном заседании. Кто бы сомневался, что административные ответчики не признали исковые требования в полном объеме.

Не было выбора

Заседание суда 3 марта 2017 г.

Стоит, пожалуй, рассказать и о таком интересном эпизоде. Представитель ответчика просил приобщить к материалам административного дела некие доказательства. Дескать, 28 октября 2016 года в Петровском районе прошел митинг сельских тружеников, профсоюзного актива и работодателей агропромышленного комплекса, на котором была принята резолюция об инициировании в краевом парламенте внесения изменений в «земельный» закон в части увеличения предельных минимальных размеров до 2500 га. В поддержу законопроекта собрали свыше трех тысяч подписей работников агропромышленного комплекса и сельских тружеников разных районов.

Однако представитель прокуратуры Юрий Мережко возразил против приобщения копии обращения к рассматриваемому в суде делу, аргументируя тем, что оно не является доказательством по нескольким причинам. Первое: не подтверждает правовую позицию административных ответчиков по принятому закону, а всего лишь выражает мнение и отношение определенной категории представителей хозяйствующих субъектов. И второе — там не содержатся сведения о нарушенных правах либо возможном их нарушении.

Судья Сицинская отказала в удовлетворении заявленного ходатайства, поскольку оно не имеет отношения к рассматриваемому предмету спора.

Что касается принятого решения по делу, то официальную позицию Краевого суда Ольга Сицинская оформит в конце нынешней недели. Каков будет следующий ход региональных властей? Посмотрим. И напишем.

Никита БИРСО

Фото автора и Виктора Нестеренко

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments
Наверх