№ 11 (3639) 22.03.2017   Актуально   Рекомендовано  

В СЕТЯХ «СИНЕГО КИТА»

Регионы захлестнула очередная волна паники из-за активизации «групп смерти»

«Задание», «игра», «синий кит», «бабочка» — до недавнего времени безобидные, нейтральные, эти слова ныне перешли в разряд маркеров для правоохранителей, психологов, педагогов, большинства родителей, которые видят теперь в них зловещий смысл. Опасность может исходить из обычной… жвачки. В обертке одной из них на прошлой неделе бдительные ставропольцы, а за ними жители соседнего Краснодарского края, Приамурья, Казани и т. д. обнаружили настораживающего содержания фразы и, связав их с типичными схемами действия пресловутых «групп смерти», стали бить во все колокола.

Фейк или реальная угроза?

Незадолго до этого в крае всех не на шутку встревожила весть о том, что 12 марта якобы готовится акт массового самоубийства подростков. Соответствующую рассылку с просьбой никуда не отпускать своих детей получили сотни ставропольских родителей. Аналогичная рассылка была осуществлена и в других регионах страны. Многие в поисках информации о том, что это за такие опасные «киты», с удивлением обнаружили, что теме суицидальных групп, подавляющих психику ребенка, не месяц и не два – в Сети и СМИ ее муссируют второй год. А масштаб распространения чудовищной гидры просто шокирует: ею охвачены уже не только Россия, Украина, Казахстан, Татарстан, Киргизия и другие страны бывшего СНГ, но и некоторые европейские государства.

Что это – современный аналог страшилок из нашего детства («гроб на колесиках», «синяя рука»), глобальный опасный эксперимент, фейк, провокация, чей-то чудовищный бизнес-проект, всеобщая истерия? Или реальная экстремистская угроза?

Мнений на этот счет масса. Как и подходов к тому, кричать ли об этой проблеме или замалчивать ее. Кто-то считает, что раздувать из мухи слона не стоит, а тем более непозволительно акцентировать тему в СМИ: мол, таким образом интерес к этому явлению лишь подогревается. Другие опасаются того, что, если проблему искусственно держать в тени, она обрастет еще более вопиющими домыслами и потянет за собой последствия гораздо более тяжелые. Ведь народная молва плюс мощнейшие ресурсы интернета могут довести ситуацию до патовой. Где-то на стыке оказалась позиция властей – и региональных, и федеральных, здраво рассудивших, что береженого Бог бережет. Так, губернатор Ставрополья Владимир Владимиров поручил министерствам и ведомствам края объединить усилия и направить их на выявление опасных интернет-сообществ, а с юными ставропольчанами и их родителями вести деликатную, но в то же время серьезную и всестороннюю работу — на упреждение возможных трагедий.

В образовательных учреждениях Ставрополя организовали собрания, на которых педагоги, психологи и правоохранители доводили до родителей информацию, которая может стать спасительной для их детей. Причем в некоторых школах, например, в лицее № 16 собрали родителей учеников даже начальных классов, поскольку, как пояснила директор Лариса Чернышева, под влияние «групп смерти» подпадают не только подростки, но уже и дети помладше. Опытный педагог призвала без истерии, взвешенно и разумно осмыслить озвученную информацию и не пренебрегать советами специалистов, став союзниками собственных детей, а также учителей и психологов. Родителям были розданы памятки, разъясняющие, как узнать, состоит ли ребенок в «группах смерти», и что делать в таких случаях, куда обращаться за помощью.

Опасные связи

Аналогичными воззваниями кишит интернет-пространство. В том числе и официальные площадки федеральных и региональных органов власти, где в том или ином виде размещены подробные инструкции-предостережения по поводу безопасного нахождения юного поколения в Глобальной паутине. Наши, местные, появились не так давно, но активно распространяются всеми средствами.

К процессу подключились и сотни ставропольцев-волонтеров, которые тщательно мониторят соцсети, помогая правоохранительным органам выявлять потенциально опасные странички. Сотрудники МВД СК между тем уже установили и заблокировали пять таких порталов, пользователи которых пропагандировали суицид. Отмечалось при этом, что среди подписчиков профилей – сотни ставропольских подростков… В целом же по стране, по данным Роскомнадзора, лишь с января 2017-го заблокировано свыше 4 тысяч «групп смерти».

К чему приводят контакты с ними, объяснять уже не приходится. В конце прошлого года юная жительница села Александровского чуть не стала реальной жертвой губительной агитации «синих китов». Для совершения задуманного она специально приехала в Ставрополь, где полно многоэтажек. От трагического шага спасла девочку ее ровесница, сумевшая отговорить зомбированного подростка от самоубийства буквально у подъезда высотки. Следствие установило, что школьница вела переписку с так называемыми модераторами деструктивной «группы смерти». В начале марта этого года едва спасли от самоубийства двух девчушек на Кубани – обе, как выяснилось, также были участницами смертельной «игры».

Это лишь несколько наглядных примеров (к счастью, с хорошей развязкой), демонстрирующих разрушительное влияние интернета на неокрепшую психику несовершеннолетних. Увы, далеко не всегда суицидальные попытки подростков удается предотвратить. Еще в прошлом году журналисты «Новой газеты», первыми обнародовав эту резонансную тему, рассказали, что львиная доля из 130 детских суицидов, произошедших с ноября 2015-го по апрель 2016 года в нашей стране (то есть всего за полгода!), связана с «группами смерти». Принадлежность к ним – одна из основных версий расследования и совсем свежих случаев подростковых самоубийств: 8 марта на компьютерном шнуре повесился юноша из Новороссийска, 16 марта покончил с собой воронежский школьник, оба, предположительно, были связаны с «Синим китом».

Откуда он приплыл?

Кто и зачем зомбирует наших детей и так пугает нас, взрослых? Понятно, что арестованные администраторы «групп смерти» (пока только один из них, Филипп Будейкин, известный под ником Филипп Лис, скоро предстанет перед судом) — это лишь верхушка айсберга, исполнители чьего-то чудовищного замысла. Вычислить же реальных разработчиков и организаторов всей схемы – задача спецслужб. Наша, родительская, забота номер один – уберечь детей от трагических шагов, к которым их подталкивают изощренные манипуляторы из Сети. Для этого воспользуемся принципом «Предупрежден — значит, вооружен» и попытаемся понять, как происходит воздействие на юные умы, что и кто становится приманкой для «Синего кита»? Разобраться в этих вопросах читателям «СГВ» помогает заведующая отделением «Телефон доверия» ГБУЗ СК «Ставропольская краевая клиническая специализированная психиатрическая больница №1» медицинский психолог Светлана Рожкова, специализирующаяся на манипулятивных техниках.

— С точки зрения медицинского психолога, которому известна специфика НЛП, эриксоновского гипноза, все происходящее вокруг «синих китов» — это городская легенда, мода, следуя которой, дети 10 лет и старше проявляют интерес к соответствующим интернет-ресурсам и уже в них подвергаются манипуляциям разного характера, — считает Светлана Ивановна.

Условной зачинщицей губительной тенденции считается Рина Паленкова (Рената Камболина). Эта девушка из Уссурийска покончила с собой в 2015-м, кинувшись под поезд. Все действия, предшествующие страшному финалу, она снимала на камеру, выкладывала в интернет снимки и свои прощальные послания (самое известное – «Ня.Пока»).Они-то и стали так называемыми интернет-мемами, подхваченными частью интернет-сообщества. Профиль Камболины очень быстро был растиражирован фейковыми (поддельными) страничками с соответствующим контентом. На волне нездорового интереса к теме смерти вообще и Рины в частности управлять неокрепшими умами несовершеннолетних взялись разного толка люди – судя по всему, социопаты, фанатики, провокаторы. А сама Рина превратилась в некий суицидальный культ с флером романтики – с приставкой «псевдо», ведь здравомыслящему человеку понятно, насколько страшна точка невозврата.

— В смерти никакой романтики нет и быть не может, — комментирует Светлана Рожкова. — Тем не менее именно на сочетании мнимой романтизации и героизации добровольного ухода из жизни и построен остов всей конструкции.

Неслучайны и сопутствующие образы, например, синий кит, представляющийся величественным, но бесконечно одиноким животным, который, не вынося терзающей душу грусти, выбрасывается на берег. Или бабочка – прекраснейшее создание, свободно порхающее над миром, но живущее недолго. Присутствие этих персонажей на интернет-страничках – один из явных признаков того, что пользователь уже на крючке «групп смерти» или близок к тому. Как и хештеги типа #храмсмерти, #мертвые души, #домкитов, #млечныйпуть, #я_в_игре и тому подобные, вариаций становится все больше. Эти символы одновременно служат приманкой – ребенок, кликая метки, попадает в одну из групп, где и засасывается постепенно в болото, искусственно созданное так называемыми модераторами или кураторами.

Недетские шалости

Эти люди, скрывающиеся под никами, играют ключевую страшную роль.

— Анализируя страничку ребенка, они определяют, насколько он готов «влиться в ряды», — поясняет наш эксперт. — Постепенно втираясь в доверие подростка, общаясь с ним на «его» языке и на «его» темы, куратор мастерски выуживает всю необходимую для дальнейшей манипуляции информацию. О самом ребенке, о его близких, о психоэмоциональном состоянии юного интернет-пользователя и одновременно психоэмоциональном фоне в семье, насколько доверительны отношения между ее членами и за какие «ниточки» можно «потянуть» в нужную сторону.

Куратор незаметно выясняет геоданные «клиента», параллельно снабжает его разного рода файлами (музыкой, цитатами), дополнительно воздействующими на психику ребенка. Это могут быть и высказывания известных личностей, классиков литературы, например, авторитет которых весом в сознании подростка. Но фразы намеренно искажаются. Или песни, треки, которые, на первый взгляд, не представляют никакой музыкальной или содержательной ценности, с точки зрения взрослого человека.

— Сначала мужской голос произносит слова, не совсем понятные для подростка, в которые ему приходится вдумываться. Далее звучит печальная монотонная мелодия, очень похожая на те, которые используются для релаксации. При этом на мелодию накладывается четкий ритм, как в рэпе, фоном идут повторяющиеся депрессивные фразы. Происходит диссоциация сознания, человек быстро вводится в трансовое состояние, усиливают которое заключительные слова, произносимые тем же самым мужским голосом. Я подчеркиваю – мужским. То есть это не детские шалости, вовсе не случайно выстроенные контенты теми, кто просто хочет позабавиться.

Ловцы душ и информации

Дальше – страшнее. От куратора подростку поступают задания, на выполнение которых отводится срок и требуется видео- или фотоотчет. Задания могут быть вполне безобидными (на первый взгляд), скажем, выслать снимок любимого питомца. Однако обратно ребенку возвращается то же изображение, но уже прошедшее фотошоп: животное на нем может быть обезглавленным, обезображенным. Наиболее же типичные задания — это проверка на смелость, по возрастающей. Для начала, например, нарисовать ручкой на своем теле, в незаметном его месте, синего кита. Потом – вырезать его же, ножом или лезвием. Ну а самое чудовищное – это техничное подталкивание к осуществлению рокового шага на крыше высотки, железнодорожных путях или полоснув себя бритвой по венам… «Соскочить» с крючка не так-то просто: в ход идут шантаж и угрозы. «Мы распространим твои видео по всей школе, твоей сестре будет плохо», — вещает куратор, напоминая жертве, что владеет полной информацией о его родных и близких и их местоположении.

— То есть используются многоступенчатые, грамотно выстроенные и действующие достаточно жестко манипулятивные техники, — комментирует Светлана Рожкова. По ее словам, такому влиянию подвержены далеко не только дети из так называемых неблагополучных семей, как это принято считать. Легче поддаются внушению люди (взрослые тоже) с невысоким интеллектом. Но дело даже не в этом: в зоне особого риска — подростки со сниженной психологической защитой.

— Это может быть следствием психотравмы, вызванной потерей близких, например, смертью бабушки или дедушки, — говорит Светлана Ивановна. — Или ссорой с одноклассниками, что сопровождается бурной психоэмоциональной реакцией у ребенка, поскольку сверстники очень значимы в жизни подростков. Когда снижен психологический иммунитет, человек наиболее уязвим. И здесь не так важно, благополучная ли семья, полная она или нет, как то, насколько внимательны близкие друг к другу, насколько они чувствуют друг друга, открыто, доверительно общаются».

Вот он, бич нашего времени – дефицит внимания и живого, настоящего общения. И как раз на этот крючок манипуляторы в Сети цепляют детей, ощущающих себя одинокими, никому не нужными. Раскручивая тему одиночества и бренности бытия, одновременно эксплуатируется свойственная подросткам потребность принадлежности к какой-то группе, сообществу, пусть даже деструктивному, чего ребенок в силу возраста может попросту не понять. А иллюзорность восприятия мира, жизни, присущая, увы, нынешнему поколению благодаря всевозможным гаджетам, становится дополнительным инструментом воздействия на психику подростков в руках тех, для кого чья-то смерть – шанс увеличить число подписчиков в своем профайле.

Перезагрузки не будет

— Чувство самосохранения – это мощная жизненная сила, которая проводит нас через любые испытания, — продолжает Светлана Рожкова. — А что сейчас происходит с подрастающим поколением? Этот инстинкт у многих недопустимо снижен! Если раньше, в нашем детстве, нас было не загнать со двора домой, сегодня происходит в точности до наоборот. Дети с головой в интернете, они оторваны от реальности, действительность для них становится настолько иллюзорной, что они не понимают, что такое боль, что такое утрата. Они играют в жизнь, думают, что у них, как в игре, их несколько, и потому не жалко потерять одну – взамен будет другая… Или, желая ощутить все-таки настоящую в их представлении жизнь, ради селфи, ради выброса адреналина готовы стать инвалидами или погибнуть, не осознавая, что перезагрузки не будет.

То есть и истоки проблем, связанных с «группами смерти», и их решение гораздо глубже, масштабнее и многограннее. «Синие киты», всплыв на поверхность, стали огромным и страшным лакмусом тревожных тенденций современности. Закрытие деструктивных сайтов и соцсетей — не самый лучший выход. Ведь не факт, что на смену им не будут изобретены другие, более продуманные, схемы и не придут более подготовленные исполнители. Не добиться результата и запретами, запугиваниями –мы получим, скорее, обратный эффект. Что же все-таки делать? Как спасать наших детей?

Настоящая жизнь

Есть такой подход, на наш взгляд, универсальный, помогающий практически в любой ситуации: если не знаешь, где выход из проблемы, вспомни, где был вход. Давая двухлетнему ребенку планшет или смартфон, чтобы чадо не мешало нам работать или отдыхать, мы сами толкаем его на первую ступеньку лестницы, ведущей ко всем вышеописанным проблемам и трагедиям. То же самое мы делаем, однажды отмахнувшись от подростка, попытавшегося поделиться своими переживаниями. В следующий раз он может обратиться уже не к вам, а искать понимания в «группе смерти», в среде обитания таких же одиноких «синих китов».

— Мы просто обязаны вытягивать из-за гаджетов нынешнее поколение, пусть за уши, – уверена Светлана Рожкова. – Нужно разбудить их, растормошить. Дорогие родители, опомнитесь, бросьте все свои «суперважные» дела, ведь нет ничего важнее ваших собственных детей. Ведите их в лес, в поле, в музей, на стадион, в секцию – покажите им настоящую жизнь! Пусть лучше они набивают шишки на тренировках, чем калечат себя, взбираясь на небоскребы. И еще. Любящий родитель — не тиран или диктатор, запрещающий все и вся, но и не равнодушный спонсор, единственная обязанность которого содержать, кормить и одевать ребенка. Станьте для него настоящим чутким другом. И главное – достучитесь до его сознания, объясните, что любая проблема решаема. Любая! Кроме смерти. Поэтому надо жить.
Елена НЕВИНСКАЯ

Коллаж СГВ

ВАЖНО

КАК ПОНЯТЬ, ЧТО РЕБЕНОК «НА КРЮЧКЕ», И ЧТО ДЕЛАТЬ?

Психолог Светлана Рожкова советует оценивать состояние ребенка по принципу «Ищи отличия». То есть любая резкая перемена должна насторожить: был спокойным, стал раздражительным, агрессивным или перестал кушать то, что прежде очень любил, или разонравилось хобби, прекратил общение с закадычным другом. Такие сигналы свидетельствуют о дискомфортном душевном состоянии ребенка, в том числе могут говорить о том, что он находится под чьим-то воздействием.

Есть и более ярко выраженные признаки того, что ребенок попал под деструктивное влияние «групп смерти».

• На личной страничке в соцсети размещены картинки, слова, музыка, видео на тему смерти, усталости, безысходности.
• В постах присутствуют хештеги#150звезд, #истина, #ФилиппЛис, #РенатаКамболина, #я_иду_в_тихий_дом, #разбуди_меня_в_4:20, #китыплывутвверх, #m24, #f75, #ff38 и т. д. Подобные подозрительные метки содержат названия «групп смерти» либо их сокращенные варианты – с буквы начинается имя администратора, цифра – это порядковый номер группы.
• На аватарках полузакрытое лицо, фото с порезанными руками, лезвиями, острыми предметами.
• Подросток постоянно «зависает» в интернете, при этом пытаясь скрывать, какие именно сайты посещает.
• В контактах у ребенка незнакомые вам друзья со странными никами.
• Ребенок стал замкнутым, не стремится общаться со сверстниками, часто уединяется.
• Рисует на своем теле или просто на бумаге китов, бабочек, кресты, сюжеты с суицидальным смыслом.
• Причиняет себе боль.
• Постоянно вялый, сонный, забывчивый.
• Отказывается есть.

«Ребенок, как вода, давить на него нельзя, потому что то, что у него внутри, в душе, в сознании, может бурным потоком «вылиться» совсем не в ожидаемом направлении. Старайтесь деликатно направлять потоки в нужное русло. Научитесь говорить так, чтобы дети слушали, и слушать так, чтобы дети говорили», рекомендует Светлана Ивановна.

Официальная же памятка родителям, разработанная Национальным центром информационного противодействия терроризму и экстремизму в образовательной среде и сети Интернет, содержит следующие рекомендации:

• Проведите с ребенком доверительную беседу, объясните, что свою жизнь и здоровье нельзя доверять незнакомым людям, даже в качестве виртуальной игры.
• Ни в коем случае не ругайте ребенка, это не его вина. Скажите, что его использовали психически неуравновешенные люди, которые хотят просто самоутвердиться.
• Важно убедить ребенка, что угрозы от ведущих игры (якобы они вычислят родственников и убьют их) – это всего лишь метод манипуляции, чего не стоит бояться. Дайте понять ребенку, что вы его защитите, а с запугиванием легко разберутся в полиции.
• Если ребенок подробно расскажет о том, кто с ним общался, что спрашивал, то он может помочь другим детям, которые не в состоянии сами выйти из игры.

МЕЖДУ ТЕМ

СМЕРТЕЛЬНЫЕ ЗАБАВЫ

Лет двадцать назад детвора гоняла по дворам, увлеченно играя в прятки, казаков-разбойников. Последнее увлечение – один из наиболее ярких прародителей нынешних квестов. С несколькими очень значимыми отличиями от нынешних развлечений подростков: игра была хотя и подвижной, но безопасной, развивала смекалку, учила действовать в команде. Сейчас же тинейджерские забавы ошеломляют своей безрассудностью. Вот лишь некоторые из них:

• Беги или умри. Один подросток внезапно бросается под колеса проезжающей машины, другой снимает это на смартфон. Аналогичная игра – идти вдоль шоссе с мчащимися машинами либо вдоль железнодорожных путей.
• Исчезни на 24 часа. Цель – спрятаться в заброшенном здании, подвале. При этом в течение суток не должно быть никакой связи с близкими.
• Зацепинг. Подростки катаются с внешней стороны поездов.
• Планкинг, или буквально «лицом вниз». Дети фотографируют себя ничком, громоздясь на перила лестниц, арматуры, высотки, ложась на них плашмя.

Родители, будьте бдительны! Все эти занятия смертельно опасны для детей!

КУДА ОБРАЩАТЬСЯ ЗА ПОМОЩЬЮ

• 8–800–200–19–10 – «Ребенок в опасности» (Следственный комитет Российской Федерации)
• Короткий номер 123 – «Ребенок в опасности» (СУ СК РФ по Ставропольскому краю)
• 02 – единый телефон спасения
• 02 – ГУ МВД России
• (8652) 99–17–86 – психологический Телефон доверия СККСПБ № 1
• (8652) 99–17–74, доб. 330 – Суицидологическая служба СККСПБ № 1
• (8652) 99–23–52 – Ставропольский краевой психологический центр
• 8–800–2000–122 – Единый детский Телефон доверия
• (8652) 37–24–03, 37–28–86, 37–28–43 – министерство образования и молодежной политики Ставропольского края.

КСТАТИ

В Сети запущена игра «Розовый кит», разработанная молдавскими психотерапевтами как альтернатива суицидальному «Синему киту». Новая забава состоит из 50 квестов, только хороших, позитивных. Например, пробежаться в 5:20 по парку, посадить дерево, поговорить с родителями, помочь бедняку и т. д. Прохождение всех уровней ведет к счастливой гармоничной жизни.

comments powered by HyperComments
comments powered by HyperComments
Наверх