№ 12 (3640) 29.03.2017   Культурная среда  

ЛЕБЕДИНЫЙ МИР ИРИНЫ ЛОВЯННИКОВОЙ

Необычные образы в пылающих красках отражают душу художницы с нелёгкой судьбой

В Невинномысском историко-краеведческом музее открылась персональная выставка работ Ирины Ловянниковой — художницы с узнаваемым стилем письма.

История жизни Ирины Сергеевны, ушедшей от нас в 2001 году, могла бы лечь в основу увлекательного книжного или телевизионного сюжета, а стала главной частью выставочно-издательского проекта. Ставропольский краевой музей изобразительных искусств организовал его в рамках долговременной музейной программы «Художники Ставрополья» из цикла «Непрофессиональные художники».

В качестве предыстории

Невинномысский правозащитник и бывший муж Ирины Ловянниковой Петр Ловянников обратился к руководителю Ставропольского краевого музея изоискусств Зое Белой с предложением передать в фонды музея картины бывшей жены. Перед тем, как принять решение, Зоя Александровна проделала огромную работу по изучению художественного наследия и архивных документов Ирины Сергеевны. Порой наскоро сделанные неотчетливые записи удавалось разобрать лишь с лупой. Однако чем больше она узнавала, тем крепче становилось убеждение: Ирина Ловянникова – одаренный человек, вся её жизнь была наполнена стремлением к творчеству.

Стартовая площадка проекта — выставка «Белые лебеди, солнце и голубая сирень», которая прошла в художественном музее, — со всей очевидностью показала, что картины невинномысской художницы находят в сердцах людей самый живой отклик.

Следующим этапом проекта стала передвижная выставка в историко-краеведческом музее Невинномысска, в городе, где Ловянникова прожила большую часть жизни. С первых минут посетители попадали в мир пылающих красок и необычных образов. Портреты, пейзажи, духовная живопись… Сюжеты то реальны, то фантастичны, то мудры, то по-детски наивны. Как будто ты приоткрыл тайную дверь, за которой живет душа художника. К открытию экспозиции организаторы приурочили презентацию издания «Ирина Ловянникова, живопись, графика». Это не обычный каталог, а книга с качественной бумагой, прекрасными иллюстрациями, трогательными выдержками из личных архивов и дневниковых записей, пронзительными стихами автора и откликами посетителей выставки. Собралось большое количество людей. Говорили замечательные слова, вспоминали… Именно здесь было оглашено решение Петра Ловянникова безвозмездно передать в дар двум музеям (СКМИИ и Невинномысскому историко-краеведческому) около 200 картин, что в нашей сплошь коммерциализированной жизни – случай редкий и дорогой.

Тайна рождения

В 1945 году на развалинах немецкого городка Люкенвальде немецкую девочку-подкидыша нашел советский офицер. От участника штурма Берлина Сергея Зимовнова она получила русскую фамилию и любящую семью. Тайну рождения приемная мать открыла ей, умирая, Ирине Сергеевне тогда исполнилось 45 лет.

Лишь первая половина жизни была безоблачной. Приемный отец Ирины родился на донской земле и приходился племянником известному писателю, нобелевскому лауреату М. Шолохову. Как человек образованный Сергей Михайлович постарался сделать все, чтобы его дочь выросла разносторонне развитой личностью. Заметив склонность девочки к музыке, устроил её в музыкальную школу. В 1953 году Ирина была включена в группу одаренных детей г. Борисова, что в Белоруссии, где жила семья. Когда родители переехали в Ставрополь, в течение четырех лет стажировалась по классу композиции у народного артиста СССР, прославленного композитора Дмитрия Кабалевского, переписывалась и виделась с ним в Москве, куда приезжала на консультации. От мэтра она получала лишь самые похвальные отзывы.

Параллельно с желанием сделать музыку своей профессией у девочки все активнее проявлялась страсть к рисованию. В Ставрополе она начала посещать занятия одного из самых ярких художников края Виктора Чемсо. Так потом и шла по жизни – профессиональным музыкантом и художником. Со временем проявилась еще одна страсть – театр…

Заметила, что на выставке в Невинномысске многие посетители останавливались рядом с пейзажами, которые напоминали эскизы сценических декораций: «Нежность», «Осенние тополя», «Солнечный мир», «Весна на полях»… Догадка оказалась верной. Скажу больше, именно «театральный период» стал самым счастливым в короткой, словно вспышка пламени, жизни художницы. По времени он совпал с периодом совместного творчества с Петром Ловянниковым — мужем, другом и соратником.

История любви

Сам Петр Сергеевич так описывает историю своей любви: «Когда я работал директором краевого Дворца сельского хозяйства, в один из дней, полностью перевернувших мою жизнь, в кабинет вошла хрупкая, необычайной красоты девушка 21 года с неотразимыми голубыми глазами и доброжелательной улыбкой. Она вся просто светилась. Больше я таких женщин в своей жизни не встречал. Через три дня мы стали мужем и женой. Уже тогда Ира была необыкновенно одарена: прекрасно рисовала и сочиняла музыку, умела играть на органе, фортепиано, хорошо пела, кроме того, была мастерицей-рукодельницей». Они поженились и были счастливы.

В 1971 — 1973 годах супруги Ловянниковы приехали в г. Старая Русса, что в Новгородской области. В местном народном театре Ирина устроилась на работу художником и музыкальным оформителем, а Петр Сергеевич режиссером-постановщиком. Автор городской газеты в статье «Путешествие в сказку» так писал о поставленном ими спектакле «Аленький цветочек»: «Успеху спектакля во многом способствует его музыкальное и художественное оформление. Художница И. Ловянникова тщательно продумала все детали оформления… Если музыку спектакля прослушать отдельно, то получится законченное симфоническое произведение по сказке «Аленький цветочек».

Семидесятые годы были относительно спокойными. Но вот что любопытно: в это время Ловянникова писала сравнительно мало. Зато два последовавших за ними десятилетия похожи на взрыв творческой энергии. И это как раз тогда, когда на художницу, будто испытывая её на крепость сил и нервов, один за другим обрушивались несчастья. Младшая дочь Верочка из-за ошибки акушеров родилась с диагнозом-приговором: ДЦП. Старший сын (от первого брака) Глеб Зыбалов вернулся из армии инвалидом. И еще один удар – распалась семья.

Всё из рук вон плохо. Но она не сдается. Заканчивает Московский заочный университет искусств, активно участвует в групповых выставках и организует персональные. В 1990 году 15 её работ отбирают для выставки-аукциона во Франции. В декабре 1992-го совместно с галереей ТОО «Альма-Матер» состоялась персональная выставка И. Ловянниковой в Москве (было представлено более 60 работ). Работы художницы приобретаются в частные собрания России, Франции, Финляндии, Швеции, Прибалтики…

Прекрасными в портретах предстают её дети: красавец Глеб («Мой сын Глеб Зыбалов»), «Сын Сергей» — голубоглазый мальчик с открытой улыбкой. Особенно трогательна дочь Верочка. С копной золотых волос она похожа на рыжий одуванчик («Брат и сестра», «Девочка с куклой»). Хороши карандашные рисунки («Портрет мужчины», «Мужчина с книгой»). Ирина Ловянникова до самозабвения много работает. Но злой рок продолжает преследовать её. Любимый до боли сын Сергей буквально накануне своей свадьбы гибнет в автоаварии…

Утешение или спасение?

Трудно сказать, как художнице в это время удавалось работать. Возможно, ответом на вопрос могут служить строки из её стихов «О, живопись, одна лишь ты дана мне в утешенье…» А может, во спасение?! Или — «Я красками хочу писать спокойно, солнечно и нежно, а получается, как в жизни, – буйно, страстно и мятежно…» Вот что, обращаясь к сыну как к живому, Ирина Сергеевна пишет в своих тетрадках: «Когда мне кажется, что я не выдержу разлуки нашей больше, и сердце моё разорвется от скопления тревоги и тоски, слёз и мук, тогда я беру акварель прозрачную и тонкую, как нежность, кладу краски прозрачным слоем, пишу трепетные образы, смотрю, как они ложатся, растворяются на чистом, как твоя душа, листе… В страданиях и муках одиночества познаешь истину и делаешь самые необъяснимые и чудесные удивительные открытия в себе и вокруг себя…»

Таков «Лебединый цикл» И. Ловянниковой. Почувствовать всю нежность и трепетность картин кому-то помешают набившие оскомину образцы дешевой живописи на рыночных ковриках с оленями и лебедями. Но тот, кто внимательно всмотрится в работы художницы, откроет совершенно иной лебединый мир. Это полная драматизма история любви и расставаний. Картина «Возьми меня», где на фоне бушующих волн и синего мрака девочка протягивает тоненькие руки к парящим над ней птицам, — это словно крик, рвущийся из души подростка. Такое ощущение, что девочка на картине (и сама автор) прежде всего себя, случайно забредшую в эту страну и в это время, олицетворяет с белоснежными птицами. В работе «Перевоплощение» лебедь и прекрасная девушка – будто одно целое, запечатленное в момент волшебного перехода из гадкого утенка в золотоволосую красавицу.

Ирина Сергеевна разрывается на части в борьбе со свалившимися на неё проблемами. Двое детей — инвалиды, требующие заботы и лечения. Все больше сказывается нехватка денег, обостряются собственные болячки. Какое-то время надежды на выход из круто завязавшихся узелков проблем Ирина связывает с поиском родственников в Германии, возможностью выехать за рубеж, чтобы пролечить детей. Но не получилось…

На её выставке есть две, как мне кажется, очень важные для понимания характера художницы картины. «Теберда. Вершины» — ночные горы в морозной ветряной круговерти, как вся её жизнь. А «Лунный вечер» — она в этой жизни. Зимнее поле. Морозные клубы вьюги. Туманно-белый глаз луны. А на первом плане два деревца с искореженными ветвями, больше похожими на вывернутые корни. Оба держатся из последних сил, цепляясь за землю и ветер, за воздух, за небо, за жизнь. Последний пейзаж был написан в 2000 году. Через год Ирины Ловянниковой не стало. И подумалось: не себя ли саму видела Ирина в тех упрямых деревцах?! Уже безнадежно больная, она рисовала живую жизнь, сила которой неизмерима. На картинах всё сурово и жестко. Но очень красиво!

… Проект Ставропольского краевого музея изобразительных искусств открыт. Он начал путешествие по краю.

Тамара ДРУЖИНИНА

Фото автора

comments powered by HyperComments
Наверх