№ 20 (3648) 24.05.2017   Рекомендовано  

АБСОЛЮТНОЕ ЗЛО ИЛИ ОБЪЕКТИВНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ?

Все большая часть ставропольской молодежи рассматривает коррупцию в качестве нормы жизни

Коррупция проникла во все сферы жизни общества и, несмотря на принимаемые меры, прочно утверждается в сознании людей. Об этом свидетельствуют результаты пилотных исследований по выявлению степени восприятия коррупции в различных профессиональных сообществах Ставропольского края. На протяжении трех лет они проводились под руководством доктора политических наук, эксперта, аккредитованного Минюстом РФ на проведение независимой экспертизы на коррупциогенность, Татьяны Голубевой.

Готовность адаптироваться

Тема коррупции не сходит с газетных страниц и с интернет-сайтов. Президент страны Владимир Путин 15 мая утвердил Стратегию экономической безопасности до 2030 года, которая, нацелена, в том числе, на борьбу с коррупцией и теневой экономикой. «Высокий уровень криминализации и коррупции в экономической сфере» названы одной из угроз экономической безопасности страны. Правительству РФ поручено в течение трех месяцев разработать меры организационного и правового характера для реализации Стратегии.

«Говорить о коррупции как о социальном явлении и ее разрушительных последствиях необходимо. Также очень важно видеть и понимать, как меняется наше общество под воздействием этих факторов, что и как менять в нашей жизни», — говорит Татьяна Голубева.

Результаты исследований, которыми руководит эксперт, говорят об устойчивости коррупционных проявлений в обществе. Отмечена даже тенденция к их росту в различных сферах жизни. Это подтверждают и данные из открытых источников правоохранительных органов.

Коррупция, несмотря на громкие антикоррупционные дела последних лет, приобретает всеобъемлющий характер, степень вовлеченности населения в ее проявления растет, наблюдается стремление к оправданию коррупционных действий не только бытового характера, но и связанных с исполнением служебных обязанностей.

Все большее число молодых людей не воспринимает коррупцию как аномальное явление общества и абсолютное зло, а рассматривает ее в качестве нормы жизни.

Так, опросы молодежи в возрасте от 18 до 23 лет, которые проводились в Ставрополе учеными в пилотном формате в течение последних трех лет, наглядно демонстрируют, что количество тех, кто однозначно считает коррупцию общественным злом, сокращается из года в год. Зато увеличивается число равнодушных, терпимо относящихся к коррупции. Ее восприятие большинством как «объективной реальности» и «вынужденной необходимости» очень тревожно. Настораживает и тот факт, что больше половины опрошенных (60%) ответили, что коррупцию искоренить нельзя.

Мало того, готовность адаптироваться к коррупции как к социальному явлению и оправдывать возможные коррупционные проявления в своей служебной деятельности показали и работники образования. Как в Ставрополе, так и отдельных районах края.

Даже взрослым людям все сложнее различить грань между коррупционным поведением и проявлениями служебного рвения. Откуда же взяться поколению, воспитанному в среде нетерпимого отношения к коррупции? Кто будет культивировать эту среду, это общество без коррупции?

Осуждаем, но не противостоим

Что интересно, коррупцию все мы осуждаем, но большого желания противостоять ей, пока никто не испытывает.

«Рост готовности к оправданию коррупции в значительной степени обусловлен вступлением в студенческую и взрослую жизнь поколения, чьи жизненные установки формировались в период безвременья на стыке тысячелетий, так называемого «потерянного поколения», — отмечает Татьяна Голубева.

Эксперт считает, что в настоящее время важно не только этому поколению привить антикоррупционные навыки, но и работать в школах с их детьми, которые не получают правильной оценки коррупции в семье, ведь их родители сами не имеют этих знаний и личностных установок. Антикоррупционная безграмотность подрывает систему воспитания, разрушает основы гражданского общества.

При этом для молодежи не сформирован «эталон» (образец для подражания) антикоррупционного поведения, отсутствует методология оценки восприимчивости к коррупции. Практически не отслеживается восприятие коррупции именно в молодежной среде, что в значительной степени затрудняет формирование у молодежи нетерпимого отношения к этому явлению.

И у работников образования отсутствуют критерии оценки коррупциогенности поведения в процессе выполнения ими должностных обязанностей, в том числе в процессе взаимодействия с родителями учеников, студентами вузов. Кроме того, сами работники образования слабо информированы о содержании коррупционных рисков и угроз, объективно существующих в системе их профессиональной деятельности. Не сформирован стандарт антикоррупционного поведения при исполнении ими должностных обязанностей.

Парад отчетов

Татьяна Голубева обращает внимание и на проблемы воспитания. Кого мы растим — «созидателей» или «потребителей»? У молодежи сильно развито чувство ложного престижа, а успешность измеряется количественными показателями: дорогие машина, телефон, часы, туфли….

Идет также деление молодежи на «талантливых» и «всех остальных». Не хватает условий для самореализации «всех остальных» через созидательную деятельность, а не только посредством карьерного лифта, на верхние этажи управленческой сферы.

В результате молодежь находится в условиях доступности «ненадлежащих преимуществ», поощрения безответственности, терпимого отношения к коррупции, отсутствия общественного порицания.

«В последнее время тема коррупции и борьбы с ней стала не только популярной, но и модной. Наблюдается стремление выразить свою сопричастность с процессом борьбы. Однако мероприятия, посвященные проблемам противодействия коррупции, в большинстве своем носят формальный характер, напоминают «парад отчетов о проделанной работе», их воздействие на общественность незначительно, а принимаемые резолюции напоминают декларации о намерениях, которые так и остаются на бумаге», — отметила Татьяна Голубева.

В рамках поддержанного краевыми властями проекта «Молодежь, прививка от коррупции», ученые вместе с общественной организацией Информационно-ресурсный центр «Гражданское партнерство» взялись разработать отсутствующие понятия, методики и стандарты антикоррупционного поведения и показать их обществу. Привлечь к их распространению педагогов школ, колледжей и вузов, а также активных студентов. Для продвижения антикоррупционных идей в широких слоях общества они будут использовать интернет.

Марина ЧЕРНЫШЕВА

КСТАТИ

В законе «О противодействии коррупции в Ставропольском крае» появится норма, определяющая порядок контроля за соответствием расходов региональных и муниципальных чиновников, а также их супругов и несовершеннолетних детей, тем доходам, что официально имеет семья.

Об этом шла речь на очередном заседании комитета краевой Думы по казачеству, безопасности, межпарламентским связям и общественным объединениям.

Как пояснил председатель этого комитета Юрий Гонтарь, данные поправки будут внесены в краевой закон, чтобы привести его в соответствие с федеральным законом «О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам».

Решение о таком контроле будет приниматься в порядке, установленном нормативным правовым актом губернатора Ставрополья.

Контроль за расходами чиновников муниципального уровня будет осуществлять структурное подразделение аппарата краевого правительства по профилактике коррупционных правонарушений.

 

Наверх