№ 22 (3650) 07.06.2017   Рекомендовано  

ГДЕ НА ЮГЕ РОССИИ САМЫЙ «ЕДИНЫЙ» ПАРЛАМЕНТ?

Доминирование партии власти в заксобраниях приближается к тотальному

«СГВ» исследовали составы региональных законодательных органов субъектов СКФО и ЮФО на предмет многопартийности и степени доминирования партии власти.

Могло быть и больше

«Единая Россия» побеждала, побеждает и, очевидно, еще долго будет побеждать на выборах. Но в последнее время партия власти одерживает победы очень уж с огромным преимуществом. Цифры высоки до неприличия. Оппозиция и избиратели все больше сомневаются в их реальности, да кто их слушает? «Единая Россия» доминирует как в федеральной Думе, так и в региональных законодательных органах.

В нынешнем созыве Думы Ставрополья, сформированном в сентябре прошлого года, из 50 депутатов 41 образуют фракцию «ЕР». То есть единороссов, состоящих в партии или хотя бы во фракции, – 82% от общего количества региональных парламентариев. Огромное большинство, которое дает возможность проводить в жизнь любые законодательные инициативы. Даже если они идут вразрез с общественными интересами. Что в прошлом году и имело место в случае со скандальным законом о земельных паях.

Такого значительного представительства партии власти в краевой Думе раньше никогда не было. И нам это, конечно, в новинку, но в парламентах некоторых соседних регионов единороссов еще больше. И уже давно.

Рекордсмен на Юге России — Законодательное Собрание Краснодарского края, избранное еще в 2012 году. В нем 95 единороссов из 100 народных избранников, или 95%. И всего две фракции – «ЕР» и КПРФ (5 депутатов). А не так, как у нас – четыре. (Эсер Александр Кузьмин хоть и в одиночестве в Думе Ставрополья, но называет себя фракцией).

В сентябре 2017 года состоятся выборы в Заксобрание Кубани следующего, шестого, созыва. Число депутатов должно сократиться со 100 до 60. Может быть, это в какой-то мере повлияет на политический расклад в парламенте.

В Госсовете Крыма — 93,3% депутатов-единороссов (70 из 75), и две фракции. Пять мандатов еще — у ЛДПР.

В Парламенте Чеченской республики вообще всего одна фракция. Там есть представители других политических партий – один коммунист и два эсера. Но своих фракций они почему-то не образуют. Партии власти в Чеченском парламенте принадлежат 38 депутатских мандатов из имеющихся 41-го, в процентах это — 92,7%.

В Законодательном собрании Ростовской области – 60 депутатов. Это столько должно быть по закону, фактически их сейчас — 56 или, точнее, 58. Недавно, в мае, состоялись довыборы двух депутатов Заксобрания, победу в них одержали представители «ЕР», но мандаты им, вроде бы, еще не вручены. Очевидно, вновь избранные депутаты примкнут к своим соратникам по партии, тогда представителей «ЕР» в Заксобрании будет 50 из 58, то есть 86,2%. Пять мандатов в Донском парламенте принадлежат КПРФ и два – «Справедливой России». Один депутат – независимый.

В Волгоградской областной Думе – 38 депутатов и четыре фракции парламентской четверки партий, как у нас. Из 38 народных избранников 32 – представители «ЕР». В процентах это – 84,2.

Есть «патриоты» в своих республиках

Казалось бы, в законодательных органах национальных республик Северного Кавказа должно быть тотальное доминирование «Единой России». Такой поддержки, как в этих регионах, партия власти на выборах не имеет более нигде в стране. Например, на федеральных парламентских выборах в сентябре 2016 года «ЕР» набрала в Чечне 96,29%, в Карачаево-Черкесии – 93.3%, Кабардино-Балкарии – 90,1%, в Дагестане – 88,1%. Тогда как в Ставропольском крае за единороссов было отдано всего 54,26% голосов.

Тем не менее, в парламентах северо-кавказских республик, за исключением Чечни, более демократичные составы депутатских корпусов, нежели в Думе Ставрополья.

В Народном Собрании (Парламенте) Карачаево-Черкесии тоже 50 депутатов, как и у нас. Но фракция «ЕР» — меньше (36 депутатов). То есть всего 72% от общего числа народных избранников. Кстати, возглавляет фракцию небезызвестный на Ставрополье Рауль Арашуков, долгое время руководивший газпромовскими структурами в крае.

К тому же в Парламенте КЧР на одну фракцию больше, чем в нашей Думе. Помимо «ЕР», КПРФ, «СР» и ЛДПР, свою фракцию из трех депутатов смогли сформировать там «Патриоты России».

А в Парламенте Республики Северная Осетия-Алания у «Патриотов России» вообще огромная по численности фракция — 14 депутатов. Вторая, после единороссов: у «ЕР» 44 места из 65 (67,7%). Во фракциях КПРФ и «Справедливой России» северо-осетинского парламента – по 5 депутатов.

Есть «патриоты» России и в Народном Хурале (Парламенте) Калмыкии. В этой небольшой по численности населения, но гордой республике, вообще больше всего экзотики. Наряду с депутатскими объединениями «ЕР», КПРФ и «Патриотов России», в Парламенте Калмыкии действует еще фракция «Гражданской платформы», партии, которую в 2012 году создал миллиардер Михаил Прохоров и которую в 2015 году покинул. При этом депутатов-единороссов в Народном Хурале как-то совсем мало, только 65,4% (17 из 26).

В законодательном органе Кабардино-Балкарской Республики, также официально именуемом по-европейски Парламентом, фракцию «ЕР» образовали 50 депутатов из 70 (71,4%). И там тоже пять фракций, как в Парламенте КЧР: «большая четверка» плюс Российская экологическая партия «Зеленые».

Три фракции в Народном собрании Республики Дагестан – «ЕР», «Справедливая Россия» и КПРФ. И 80% депутатов-единороссов (72 из 90).

Из 32 депутатов Народного Собрания Республики Ингушетия 26 (81,3%) — единороссы. Хоть не на много, но все же меньше, чем в Думе Ставрополья.

Влад БОЧАРОВ

Рисунок Владимира Ненашева

СПРАВКА

В Думе Астраханской области — 58 депутатов: «ЕР» — 36, КПРФ – 6, «СР» – 8, ЛДПР — 4 депутата.

В Государственном Совете — Хасэ республики Адыгея – 50 депутатов: «ЕР» — 38, КПРФ и ЛДПР – по 4, «СР» – 2 депутата.

Наверх