№ 24 (3652) 21.06.2017  

ГДЕ ДЕНЬГИ?

Правильнее было спросить, как федеральные средства доходят до края и его жителей

Рассказ пострадавшей от паводка жительницы села Краснокумское Георгиевского района Валентины Саковской, прозвучавший в ходе прямой линии с президентом страны, и последующий за ним диалог губернатора Ставрополья Владимира Владимирова с известными телефонными шутниками обнажили нешуточные проблемы в организации помощи людям, попавшим в беду.

По частям и траншами

Кто и как организовал телефонный разговор пранкеров Вована и Лексуса с Владимировым, видимо, так и останется загадкой. Но не так просто узнать телефон, на который отвечает первое лицо субъекта. Вряд ли это обычный мобильный или городской номер. Вслушаемся в текст. Несмотря на то, что говоривший от лица некоего довольно бесцеремонного Михаила Александровича постоянно перебивает собеседника и буквально не дает ему слова сказать, губернатор Владимиров все же сумел озвучить, что по состоянию на 15 июня федеральные деньги до края так и не дошли, а выплаты пострадавшим идут за счет краевого бюджета. Так что вопрос Владимира Владимировича Путина к ставропольскому тезке следовало бы обратить к людям, которые заверили главу государства, что край свое получил.

На самом деле первый транш федеральных средств, выделенных Ставропольскому краю для выплат компенсаций пострадавшим от майского паводка, поступил на единый счёт краевого бюджета лишь в 21 час 15 июня, то есть уже после прямой линии. Причем, поступила не вся выделенная краю сумма в 937,5 млн рублей, а ее треть, около 281,2 млн рублей. Поэтому федеральные выплаты ставропольцам, пострадавшим от ЧС, были начаты только с 16 июня. Где и на каких счетах находились деньги до этого – большой вопрос. Но каждый день и час пребывания больших сумм на специальных счетах приносит немалые прибыли в виде процентов.

Хорошо, если к зиме

Получение страховых выплат и компенсаций за утраченное имущество не отменяет получение государственных жилищных сертификатов. В случае утраты жилища граждане должны обратиться с заявлением в местную администрацию. После этого дом на пригодность для дальнейшего проживания обследует комиссия. И если жилье признают непригодным, документы уйдут в органы МЧС и Минстрой России. Решением правительства России государственные жилищные сертификаты передадут в регион, а затем – пострадавшим гражданам.

Все эти процедуры займут никак не меньше пяти месяцев. Хорошо, если жилищные вопросы подтопленцев начнут решаться к зиме.

Однако признать жилье непригодным могут лишь независимые частные архитектурные фирмы, а они бесплатно не работают, оценивая свои услуги до 6 тыс. рублей. Госпошлина в 1800 рублей за выписку из реестра для жилищной комиссии, которую взимает МФЦ, также утверждена законодательно.

Чиновники же не имеют права нарушать или не исполнять законы, за этим следит прокуратура. Могут ли краевые законодатели оперативно ввести исключения для людей, попавших в зону стихийного бедствия? В федеральные законы – нет. То есть система оперативной помощи пострадавшим от стихийных бедствий не отстроена на уровне страны. Значит, кто должен отвечать на вопросы пранкеров?

Отметим, что по состоянию на 19 июня в целом из федерального и краевого бюджетов для пострадавших от паводка ставропольцев уже перечислено 473 миллиона рублей.

Марина ЧЕРНЫШЕВА

Фото erbp.ru

Наверх