№ 45 (3673) 15.11.2017  

ПОДРЯДЧИК НА ЧАС

Механизм госзакупок не распознаёт недобросовестные фирмы, демпингующие, чтобы получить аванс

В обществе нередко муссируется тема госзакупок. На слуху — то некачественные продукты для детских садов, то ремонтируемые в снег и дождь дороги. В строительстве другая история.

На торгах побеждает тот, кто заявляет самую низкую цену. Даже если она ниже себестоимости материалов и работ. Тендерный комитет доблестно рапортует, сколько денег сэкономлено на торгах, но стыдливо замалчивает, сколько потом потратили, чтобы отремонтировать построенное. Ведь строительство нельзя удешевлять без потери качества. Люди без стыда и совести получают преференции, а профессионал в условиях демпинга выброшен с рынка. Пример из жизни — дорога Татарка- Ставрополь. Подрядчик выиграл тендер, потому что опустился в цене ниже всех. А затем высыпал асфальт на голую землю без подготовительных работ.

Брак с бонусом?

Что ставится во главу угла? По закону директор школы или главврач не могут выбрать подрядчика на ремонт бюджетного учреждения. У него нет полномочий. Полномочия учить наших детей или лечить нас и наших близких есть, а нанять надежную строительную фирму – нет. Руководитель поставлен в такие условия, что не может ни на что повлиять. И становится заложником недобросовестного подрядчика, который говорит: не подпишешь процентовки — тебе же хуже, констатирует президент СРО Союз «Проектировщики Северного Кавказа» Алексей Коллеганов.

И действительно. Все разговоры про технический контроль, отказ принимать некачественные работы – ни о чем. Ведь если выделенные федеральные деньги не осваиваются в положенные сроки, руководитель лишается должности, поскольку есть режим персональной ответственности. И тогда руководителю нужен не заместитель по строительству, а хороший юрист, который оградит его хотя бы от посадки. Ведь возможен вариант, когда подрядчик обещает «поделиться» и руководитель подписывает, заранее зная, что в любом случае будет брак, но так хотя бы брак «с бонусом».

— Это системная ошибка, которая приводит к системным проблемам. По антимонопольному законодательству ни СРО, ни отраслевое министерство не имеют права заранее знать, какие заказы выставлены на торги и какого уровня фирмы берутся их осуществлять, есть ли у них необходимые кадры, техника, опыт работы, — говорит Алексей Коллеганов. — А потом край сотрясают скандалы с некачественным жильем для детей-сирот или переселенцев из ветхого жилья.

Кстати, о том, что из-за демпинга на торгах в ряде регионов сорваны программы капремонта и переселения из аварийного и ветхого жилья, говорили эксперты Северо-Кавказского форума некоммерческих организаций «Сообщество», который прошел в Ставрополе в конце сентября («СГВ» № 39 от 4.10.2017 г.).

Когда законы «не бьются»

Но это не единственная беда гос-программы капремонта.

— Федеральный закон № 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений» разрешает эксплуатировать старые здания и сооружения, построенные до введения современных требований безопасности, вплоть до проведения в них реконструкции или капремонта. То есть этот закон предполагает, что в ходе капремонта здания должны быть приведены в соответствие с современными требованиями, — пояснил специалист.

Например, дом был построен в 50-е годы по нормативам того времени, но в Ставрополе с 1997 года сейсмичность изменилась с 6 до 7 баллов. В результате большое количество строений уже не соответствуют новой сейсмике. Но довести их до новых требований невозможно, потому что это и сейсмопояса, и другая категория кладки, и этажность. Кроме того, изменились требования по теплоизоляции, снеговой и ветровой нагрузке. И с одной стороны, с людей собирают деньги на капремонт, а с другой – капремонт по закону не сводится к замене коммуникаций, столярки, ремонту кровли.

— Либо нужно пересмотреть закон, либо нельзя называть капремонтом выполняемый объем работ, — считает проектировщик.

И примеров, когда один закон противоречит другому, но действуют параллельно оба, довольно много. Раньше разработкой нормативных документов, новых материалов, технологий занималась отраслевая наука. Затем НИИ перевели на самоокупаемость, они распались на небольшие мастерские. Теперь коллективы авторов выдают «на гора» часто сырые, не стыкующиеся друг с другом нормативы. Но их регистрирует Минюст, даже если документы противоречат друг другу. При этом прежние нормы не отменяются. Например, прежние правила обследования несущих конструкций и новый ГОСТ. И непонятно, каким документом руководствоваться. И так везде, потому что в стране нет единого центра, где сравнивались бы вводимые документы. В результате, как говорят бухгалтеры, цифры «не бьются.

Алексей Коллеганов напомнил, что в СССР не принимались нормы, ведущие к удорожанию строительства. А сейчас – пожалуйста. На рынке огромное количество новых материалов, но далеко не все из них полезны. Например, пластиковые панели, которыми облицовывали все, и к каким жертвам это потом привело.

Но не все так грустно. Утешает, что проекты сложных объектов, жилых комплексов разрабатываются с учетом проведенных изысканий. Проектные решения учитывают и сложность рельефа, и характеристики почв. Обязательна внешняя экспертиза проекта. В процессе строительства на соответствие проектной документации объект проверяет стройнадзор. Однако человеческий фактор никто не отменял. Возникают проблемы с самоликвидацией фирм. И от того, что строительных ошибок гораздо больше, чем проектных, заказчику не легче.

Марина ЧЕРНЫШЕВА

Фото Виктора Нестеренко

 

Наверх