№ 51 (3679) 27.12.2017  

ВСТРЕЧА В КОНЦЕ СВЕТА

Лиза шла по улице, не глядя по сторонам. Но если бы она слегка повернула голову влево, то увидела бы витрины магазинов, сверкающие блестящими гирляндами, цветными лампочками и подарочными наборами – атрибутами предстоящего праздника. И почти в каждом окне – зеленая или серебристая искусственная елка, увешанная игрушками. Всё говорило о том, что приближается Новый год.

Человечество, ожидавшее конца света, в очередной раз предсказанного магами на 21 декабря, благополучно пережило устрашающую дату и предалось веселым хлопотам по подготовке к любимому празднику. И никто из тех, кто торопливо обгонял Лизу или шел ей навстречу, не мог знать, что в её жизни конец света все-таки наступил. Ведь для этого не обязательно должно погаснуть солнце, достаточно того, что померкла душа. И если человечество предупреждалось о возможной катастрофе в течение долгого времени, то в жизни Лизы крушение произошло внезапно, через несколько дней после объявленного, но не сбывшегося мирового апокалипсиса.

Всего полчаса назад Лиза собиралась зайти в один из магазинов с предпраздничной торговлей, чтобы выбрать подарок для Мирослава. Она долго думала, что может ему понравиться и что может соответствовать его прекрасному имени. Наконец представила себе, как преподнесет ему красивую сафьяновую коробочку, он откроет ее, увидит изящные запонки с небольшими изумрудами и привычно скажет: «Ты умеешь сделать правильный выбор». Запонки хоть и серебряные, но позолоченные и с настоящими изумрудами. А изумруд – его камень по гороскопу. Значит, принесет счастье.

Уже начинало темнеть, когда Лиза вышла на проспект, где располагались лучшие магазины города, и неожиданно столкнулась с Мирославом. Он был не один. Повиснув на его руке, то и дело поворачивая к нему голову, что-то щебетала юная особа, из тех, мимо которых пройти невозможно. Ее яркая внешность и совершенно раскрепощенная манера вести себя невольно притягивали к ней внимание. Но что она делает рядом с Мирославом? Лиза в недоумении остановилась, Мирослав и девушка тоже. Он озадаченно спросил Лизу:

– Разве ты сегодня не дежуришь?

– Я поменялась…на начало января. Собиралась позвонить тебе через час, хотела сделать сюрприз.

– Не понимаю…– капризно растягивая слова, вдруг сказала девушка.

– Я потом все объясню, – успокоил Мирослав девушку, крепко прижав ее руку локтем, словно боялся, что эта красивая птичка упорхнет.

Но объяснения, скорее, ждала Лиза, с лица которой все еще не сошло выражение недоумения. Мирослав понял и вдруг заговорил так, словно с размаху кинулся в ледяную воду:

– Не хотел волновать тебя перед Новым годом, но…теперь уж…все равно… Это Соня, дочь нашего ректора и моя талантливая ученица. Пятый курс, класс фортепьяно.

– Так ты завтра не придешь? – начала кое-что понимать Лиза.

– Ни завтра, ни потом… Извини.

Мирослав аккуратно обошел Лизу, продолжая крепко держать за руку Соню, а Лиза словно остолбенела и все стояла на одном месте, глядя им вслед, пока кто-то из прохожих не толкнул ее, сказав коротко: «Пардон». Лиза еще несколько секунд стояла, стараясь понять, что же произошло. А случилось то, чего она никак не ожидала: вот на этом месте ее только что предал человек, которому она безгранично доверяла все полтора года их, как ей казалось, безоблачных отношений.

И вот она идет, не видя ничего перед собой и не понимая, куда и зачем. Кончился сверкающий огнями проспект, впереди тянулась какая-то тусклая улица. Лиза увидела заснеженную скамейку и села прямо на снег, чувствуя во всем теле невероятную тяжесть – убитая душа всегда ложится на человека тяжелым грузом. Лиза смотрела в темноту пустыми глазами и не замечала, что издалека кто-то приближался к ней, медленно, с остановками.

Это был Том. Он тоже пережил сегодня то, что вполне можно назвать концом света: несколько минут назад его выбросили из машины на незнакомой улице. Том едва брел, опустив голову и вздрагивая при каждом порыве ледяного ветра. От приступов голода его слегка подташнивало. О чем он думал сейчас? Скорее всего, о том, что вряд ли уже удастся поесть чего-нибудь до утра и найти пристанище для ночлега.

Увидев женщину на скамейке, Том остановился рядом и стал молча смотреть на нее. Лиза, занятая бессмысленным созерцанием полутемной улицы, долго не замечала его, пока он не издал какой-то странный гортанный звук. Она медленно повернула к нему голову и, кажется, даже не испугалась. А чем же можно напугать человека, только что пережившего катастрофу? Лиза окинула Тома долгим взглядом и спросила:

– Холодно?

Том молчал, только сильнее сжимался под порывами ветра и смотрел на женщину просящими глазами бездомного, никому не нужного существа.

– Ты один? – догадалась наконец Лиза.

Том опустил голову, будто подтверждая этот прискорбный факт.

– Я теперь тоже одна, – вдруг пожаловалась Лиза. – Меня предали… Совсем недавно… Представляешь, я готовила ЕМУ красивый сюрприз, а получилось так, что сюрприз преподнес мне ОН, только не радостный, а горький… Я понимаю: тридцать лет против двадцати, больничная медсестра против пианистки – это явный проигрыш. ОН часто говорил, что я умею сделать правильный выбор. Наверное, имел в виду, прежде всего, себя. Но, оказывается, я сделала неправильный выбор, я ошиблась. Понимаешь?

Том молча слушал жалобу женщины, а потом, будто и в самом деле что-то понял, тяжело вздохнул.

– Похоже, тебя тоже предали? – озабоченно спросила Лиза. – Как тебя зовут? Джек, Дик, Рекс?

Том заскулил и замотал головой. Он, возможно, понимал женщину, но не мог ответить. Он не знал, сколько еще она будет с ним разговаривать, но ему так не хотелось от нее уходить! А если она встанет и уйдет? Он, конечно, поплетется следом, потому что страшно оставаться одному зимой на незнакомой темной улице, где невозможно найти ни еды, ни приюта.

– Бедолага, – тихо сказала Лиза и погладила пса по дрожащей от холода спине.

Том жалобно заскулил и придвинулся к ней ближе.

– Ты тоже брошенный, как и я, – продолжала Лиза, поглаживая пса. – Какой ты породы? Вроде английский сеттер? Или просто дворняжка? Я плохо в этом разбираюсь. Но уж точно у тебя нет в роду профессоров. В этом мы с тобой схожи.

Пес жалобно повизгивал, уловив в словах женщины явное сочувствие.

– А знаешь что, – вдруг решила Лиза, – наверное, судьба не зря свела нас, дружок. Два одиночества – это уже компания. Мы можем разговаривать. Я буду говорить, а ты слушать. Это замечательно, когда кто-то хочет и умеет слушать. Пойдем ко мне. У меня уже елка стоит нарядная, а в холодильнике достаточно еды. Я же запасала на двоих. Пойдем, Дружок!

Лиза встала и поманила пса рукой. Он глянул на нее с надеждой и пошел следом. Лиза, наконец-то, посмотрела по сторонам, чтобы понять, где находится, и тут только увидела, какая кругом красота. Деревья и кусты в белом уборе, на газонах – белоснежные пушистые ковры, там, куда пробивается свет от фонарей, снег искрится бриллиантами. Ну просто зимняя сказка! И уже ее катастрофа не казалась ей такой тягостной, как прежде. Она еще подумает, стоит ли так переживать из-за предателя.

Вдвоем они дошли до остановки такси, а потом быстро доехали до дома, где в уютной квартире было тепло, чисто и пахло чем-то очень вкусным. Лиза сразу повела пса в ванную и стала тщательно мыть своими ароматными шампунями. Потом вытерла большим махровым полотенцем и повела на кухню.

– Ешь, Дружок, ешь, – говорила Лиза, наблюдая, с какой жадностью пес накинулся на кусочки жареного мяса. – Вкусно?

Пес благодарно завилял хвостом и потерся головой о ноги новой хозяйки. Это неважно, что она не знает его имени, он уже начал привыкать к новому.

– Новый год мы встретим с тобой вместе, Дружок. Ведь ты не уйдешь от меня?

Пес завилял хвостом и тихо залаял, что, видимо, означало: «Конечно, не уйду».

– Спасибо, – сказала Лиза. – Так хорошо, когда рядом есть кто-то, кому можно доверять.

Идиллия ДЕДУСЕНКО

 

Наверх