№ 03 (3682) 24.01.2018  

ТАК ХОЧЕТСЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ

Размышления в будничной суете

Погасли праздничные огни, убраны елки, и народ вновь окунулся в обыденное течение жизни с ее неиссякаемыми проблемами. Их, как всегда, немало, и, когда смолкает шум фейерверков, невольно задумываешься над тем, что нас ждет далее, в будничной суете.

«Балл преткновения»

Этот год начался с тревожных ожиданий для будущих пенсионеров. Некоторые из них уже ощутили на себе последствия преобразований в пенсионной системе, которые в глобальном масштабе еще только предстоят, а на отдельных претендентах уже попробовали, под каким предлогом можно отказать в страховой пенсии, чтобы уменьшить расходы Пенсионного фонда. В принципе все попытки пенсионной реформы (уж сколько их было!) для простого труженика оборачиваются негативной стороной.

Напомним, что в России существует два вида пенсии: социальная и трудовая. Понятно, что социальную пенсию получает тот, кто вообще по какой-либо причине не работал или не имеет даже минимального трудового стажа, необходимого к моменту достижения пенсионного возраста. Но в последнее время и при наличии достаточного стажа стали отказывать людям в страховой пенсии, которая в основном зависит от размера взносов с заработка в течение всего периода работы.

Появился так называемый «балл преткновения». Люди, проработавшие всю сознательную жизнь и пожелавшие выйти на пенсию, вдруг обнаруживают, что их приравняли к тем, кто попадает в разряд социальных пенсионеров. Страховые накопления исчисляют в баллах, и если этих баллов не хватает, то нечего и рассчитывать уж если не на приличную, то хотя бы на приемлемую трудовую пенсию.

На сайте ведомства получаем разъяснение: условием для получения страховой пенсии по старости является достижение мужчинами возраста 60 лет, женщинами – 55 лет, наличие страхового стажа не менее 15 лет и не менее 30 пенсионных баллов. Сколько и за какой период накопилось у него этих баллов, каждый может выяснить лично для себя в Пенсионном фонде, но одно ясно: чем меньше зарплата, тем меньше баллов.

Те, кто уже столкнулся с такой неожиданностью, как отказ в страховой пенсии по старости, невесело шутят: дескать, страховая пенсия – это удел обеспеченных. Они недалеки от истины: высокий заработок — у чиновников разного ранга, у специалистов некоторых крупных компаний и руководства различных ведомств, а рядовые труженики, составляющие большинство населения, получают в десятки раз меньше. Изменить они ничего не могут, потому что твердой шкалы заработка, утвержденной законом, ни в одной системе нет. Есть только МРОТ, на который все и опираются как на исходную сумму, а кто сколько прибавит сверху, это уже зависит от воли руководителя (хозяина). Вот и получается так: кто-то может работать всего 15 лет, получая неоправданно высокую зарплату, и будет уверен, что его ожидает большая пенсия, потому что даже за такой короткий срок при очень высокой зарплате накопится пресловутых баллов в избытке. А другие должны работать и после достижения пенсионного возраста все на той же низкой зарплате, чтобы хотя бы за счет стажа накопить побольше этих самых баллов. Но практика показывает, что эти усилия напрасны, так как при низком заработке страховые суммы так и останутся низкими. Экономисты-эксперты разъясняют: при зарплате 20 – 25 тысяч рублей в месяц можно накопить за год… 2, 35 балла. А ведь у многих зарплата не превышает 10 – 15 тысяч рублей, но есть и еще меньше!

Виновата… зарплата

Как правило, человек, получающий маленькую пенсию, идет работать не ради мифической прибавки, а потому, что ему просто не прожить на ту сумму, какую ему платят в виде пенсии. Чиновники любят оперировать и успокаивать нас средними цифрами, складывая высокие заработки и пенсии с низкими. Уже определена сумма страховой пенсии по старости для неработающих пенсионеров на 2018 год, она составит более 14 тысяч рублей, а социальная – чуть более 9 тысяч. Это средние цифры, по регионам они будут меньше. Ведь и сейчас есть пенсии менее семи тысяч рублей даже у тех, кто всю жизнь работал и накопил по 40 – 50 лет стажа, но из-за низкой зарплаты не накопил достаточного количества баллов для хорошей суммы страховых средств. Людей фактически наказывают за то, что им мало платили, причем совершенно официально, без дополнения в виде «черной» зарплаты. Их же наказали еще раз, когда не стали индексировать пенсии работающим пенсионерам на том основании, что они уже «имеют добавку» в виде зарплаты. А зарплата эта тоже не превышает 6 – 7 тысяч рублей. Но человек вынужден работать, расплачиваясь за это собственным здоровьем, ибо только при таком условии он может выжить.

Никто не хочет разобраться в истинном положении дел и как-то разграничить работающих пенсионеров на тех, кому добавочный приработок необходим, и на тех, кто может без него обойтись. При таком подходе было бы правильно не индексировать пенсии высокооплачиваемых работающих пенсионеров. Мало того, для них можно (и нужно!) ввести правило: хочет работать – пусть получает вдобавок к своей высокой зарплате только социальную пенсию. Это было бы вполне справедливо при таком резком социальном расслоении, какое утвердилось в нашей стране за годы после перестройки.

Странно, что столь простая мысль не приходит в головы тех чиновников и парламентариев, которые по своему долгу призваны думать о том, как помочь народу, чем облегчить его положение. Зато они готовы на самом высоком уровне обсуждать темы, совершенно далекие не только от простого народа, но и от насущных государственных забот. Вот только что появились официальные сообщения о том, что «депутаты Государственной Думы РФ могут обратиться в Совет Федерации для проведения проверки его мандатной комиссией в связи с якобы наличием охотничьего бизнеса у ряда сенаторов». Необходимость в такой проверке возникла потому, что Совет Федерации отклонил закон о запрете притравочных станций, почти единогласно принятый Госдумой. Один из сенаторов, отклонивших закон, сказал в свое оправдание: «Я охотпользователь, а не просто охотник, который имеет охотхозяйство». Потому и закралось подозрение, что некоторые сенаторы «лоббируют интересы своего собственного бизнеса». Очень сомнительно, чтобы их так же сильно волновали интересы народа. Допустим, эти сенаторы докажут свою непричастность к бизнесу, но все равно неприятно сознавать, что нами управляют люди, имеющие собственные охотничьи угодья, как помещики в былые времена.

«И щуку бросили в реку»

Подобные факты, которые иной раз неожиданно обнаруживаются, бросают тень на всех народных избранников. Уже и не верится, что они могут (и хотят ли?) изменить положение народа к лучшему. Для этого нужны какие-то кардинальные решения, а не подачки в виде индексации пенсий или очередного повышения МРОТ на несколько жалких процентов. Как показывает практика, вслед за этим сразу же поднимаются цены абсолютно на все, в том числе и на самые необходимые продукты, входящие в корзину прожиточного минимума.

Сможет ли существенно изменить положение повышение МРОТ до прожиточного уровня? В связи с этим возникает такой вопрос: а может ли утвержденный ныне размер прожиточного минимума обеспечить достойную жизнь? Безусловно, не может, потому что он предусматривает только набор самых необходимых продуктов, чего явно недостаточно для достойного существования.

И что очень важно, этот перечень составлялся без учета расходов на коммунальные услуги, которые «съедают» ползарплаты и полпенсии и у которых, как известно, есть постоянная тенденция к росту. МРОТ увеличат с 1 мая, а коммунальные платежи в плановом порядке (!) увеличат с 1 июля. До сих пор никто не объяснил, почему происходит ежегодное плановое повышение тарифов на потребление воды, электроэнергии, на текущий ремонт, который на самом деле не проводится по нескольку десятков лет, на отопление и т. д. С какими затратами для страны это связано? Скорее всего, «цифры на коммуналку» нам диктуют монополисты, использующие общенародные недра. Но, может, пора уже обратиться к их совести, а еще лучше – призвать к порядку? Тем более что все возрастающая плата за коммунальные услуги не повышает их качества. Так за что же люди платят? Вот жгучая тема для обсуждения в Государственной Думе страны и в Совете Федерации, а не какие-то там притравочные станции, которые касаются всего нескольких высокопоставленных лиц, желающих скрыть свои неблаговидные действия!

Доберутся до нечистоплотных сенаторов (если таковые имеются) или не доберутся, простому человеку, в общем-то, все равно, его волнуют более существенные проблемы. К тому же, когда вскрываются нелицеприятные факты, связанные с руководителями высшего звена, для таких лиц чаще всего находятся какие-то оправдания. Да вот пример, когда в ноябре 2016 года выяснилось, что генеральный директор «Почты России» Дмитрий Страшнов по итогам 2014 года назначил сам себе премию в сумме 95,4 миллиона рублей, а многие почтовые отделения при этом работали в плохо оборудованных помещениях. Помню, когда его спросили, почему он назначил премию только себе, Страшнов, совершенно не стесняясь телекамер, заявил, что этой суммы на всех все равно не хватило бы, так нечего было и делиться. На деньги бизнесмена наложили арест, а сам он в рамках расследования уголовного дела о превышении полномочий проходил в качестве… свидетеля. Понадобилось больше года, чтобы разобраться в этом деле. И вот на днях «Интерфакс» сообщил: «Следователь не стал продлевать арест, наложенный на банковские счета, обеспечительная мера снята. Это связано с тем, что у следствия отпали основания для ареста этих денежных средств».

Кто же не захочет поживиться за общий счет при таких «наказаниях»? Очень напоминает крыловское: «И щуку бросили в реку».

Можно, конечно, не обращать внимания на эти «частные» факты, но уж так хочется справедливости!

Идиллия ДЕДУСЕНКО

Наверх