№ 07 (3686) 21.02.2018  

СЫР ИЗ КРАСНОЙ БАЛКИ

Бывший штурман перебрался на хутор и стал животноводом

Николай Иванович Квитченко много лет летал штурманом на самолетах транспортной и гражданской авиации. А как вышел на пенсию, заскучал в своем двухэтажном доме в Михайловске, который построил своими руками. Решил стать фермером. Взял в аренду 10 гектаров земли и уехал на дальний хутор.

В райском уголке

Николай Иванович Квитченко

Сначала обосновался в хуторе Калюжный под поселком Цимлянским в Шпаковском районе. Хотел стать пчеловодом. Дело это знал, как и другие крестьянские профессии, так как рос в селе. Но не пошло. Разочаровался в фермерстве. А вот желание жить на вольном воздухе, подальше от городской суеты только усилилось. Он оставил арендованную землю и перебрался в хутор Красная Балка. Это уже в другом, Изобильненском районе, на окраине села Подлужного. Купил там заброшенную кошару и гектар прилегающей земли. Там и поселился, оформив эту территорию как приусадебный участок. Семья отказалась переезжать из двухэтажного особняка. А он живет здесь один уже десять лет и сам хозяйствует.

-Место здесь прекрасное, — рассказывает бывший штурман, — вокруг холмы, на которых растут чудесные травы. Оттуда стекают два родника, Золотой и Серебряный, с вкуснейшей питьевой водой. Поставил здесь пасеку. Думал продолжить заниматься пчеловодством. Нанял одного человека в качестве сторожа и помощника. Но однажды, вернувшись из Михайловска, не нашел ни сторожа, ни пасеки. Ульи, вернее, стояли, но пустые. Кто-то грамотный лишил меня в одночасье и меда, и 32 семей пчел. Я погоревал и решил бросить пасеку и заняться животноводством.

Сейчас у Николая Ивановича с десяток коров и 20 коз. Сам управляется с этим хозяйством, доит животных. А из молока делает мягкий сыр, который продает в соседнем селе Московском на рынке.

Домашний, вкусный

Такие мягкие сыры, которые на рынках представлены широко, кто-то называет брынзой, кто-то просто домашним сыром. В этом плане Квитченко ничего нового не изобрел. Но у него есть все-таки своя особенность. Большинство базарных сыров делают из коровьего молока. А Николай Иванович подмешивает к коровьему козье молоко. Соотношения бывают разные, от 30 до 50 процентов. Чем больше козьего молока, тем сыр тверже и белее.

Николай Иванович говорит, что он может сделать под заказ сыр и из чистого козьего молока. Такие сыры ценятся гурманами во всем мире и стоят в несколько раз дороже, чем из коровьего молока. Но у нас пока они не популярны.

-Я делал такие сыры одному ставропольскому бизнесмену. Он их охотно покупал в течение года, но потом куда-то исчез. Я и в Ставрополе на Верхнем рынке их тоже понемногу продавал. Но в городе столько машин развелось, что мне туда и ездить не хочется. Как надышусь выхлопных газов, намучаюсь в пробках, потом отхожу неделю. Бросил это дело. А здесь, в Московском, козий сыр не востребован. А вот смешанный люди охотно берут.

Из 30 литров молока, будь то чисто коровье или смешанное с козьим, получается одна 5-килограммовая головка сыра. В день Николай Иванович делает одну-две головки. Процесс производства домашнего сыра достаточно простой. В молоко добавляется закваска – пепсин. Через час оно становится густым, как простокваша. Часть сыворотки он сливает, а остальную консистенцию отбрасывает в сито. По мере вытекания сыворотки будущий сыр становится гуще. Как только загустеет прилично, мастер натирает его солью и кладет на дно пластикового ведра. Там сыр и созревает при комнатной температуре. Он же, как живой. Бывает и молодым, и зрелым, и старым. Многие люди предпочитают молодой сыр, он им кажется нежнее. Те, у кого более тонкий вкус, отдают предпочтение зрелому сыру. Он и тверже, и пористей.

Прибавка к пенсии

К выходным у Квитченко собирается обычно семь головок сыра, которые он и везет на рынок. Это в среднем 35 килограммов. В первые две недели месяца, когда у селян водятся деньжата после зарплат и пенсий, уходит весь сыр. В конце месяца покупательская способность у народа падает, и Квитченко приходится отдавать сыр перекупщикам за полцены. Но все равно прибавку к штурманской пенсии сыродел имеет.

-Но за этим стоит каждодневный труд. Я ложусь спать в час и встаю в полшестого. Хорошо, что в округе нет пахотных земель, и мои животные пасутся сами, без присмотра. А так бы пришлось нанимать пастуха, сам бы я не справился. Еще же надо и заготавливать сено. Я езжу в тот хутор Калюжный, где начинал свое фермерство. Там у меня домик есть, там же трактор и сенокосилка. Потом на «Ниве» с прицепом сено вожу сюда, 56 тюков за раз, десять ходок. Еще в Изобильном на сахарном заводе жом беру. Словом, крутиться надо. Не каждому это дано. Большинство местных бросило животноводство. На все село десяток коров держат.

Он ни о чем не жалеет. Наоборот, считает, что такой образ жизни правильный. В свои 73 года он бодр, жизнерадостен. А ведь многие, с кем он летал, уже в мир иной ушли. А он дышит свежим воздухом, работает физически, пьет козье молоко, как воду. Оттого и не болеет. В планах у него — на фазенде построить полноценное жилье с банькой. Тогда в этом живописном месте можно будет не только работать, но и отдыхать, как на курорте.

Сергей ИВАЩЕНКО

Фото автора

Наверх