№ 10 (3689) 14.03.2018  

ПРИТЯЖЕНИЕ ЗЕМЛИ

«Если дети никуда не уезжают и продолжают дело, начатое родителями, значит, дело это стоящее»

15 марта отмечает свой юбилей один из старейших представителей председательского корпуса страны Герой Социалистического Труда, почётный гражданин Ставропольского края Александр Алексеевич Шумский. Чуть ли не половину своей жизни этот удивительный человек стоял у руля колхоза «Казьминский».

Возраст зрелости и мудрости

Александр Алексеевич Шумский

Завтра ему 80. Возраст зрелости и мудрости. Возраст, когда человек подводит итоги своей деятельности. А Александр Алексеевич сделал для своих земляков – казьминцев, для края и страны очень много. И неудивительно, что он пользуется заслуженным уважением и исключительным авторитетом. Его имя при жизни стало легендой, впрочем, как и колхоз «Казьминский», которым он руководил 35 лет.

Когда знакомишься с биографией этого уникального человека, не перестаёшь удивляться. Его родители – Мария Васильевна и Алексей Сидорович – малограмотные крестьяне, но очень работящие и заботливые люди, единственным желанием которых было вырастить и поднять детей. А их было четверо – старшая дочь Клавдия, а следом идут сыновья Виктор, Александр и Геннадий. Кстати, Виктор стал известным строителем, а самый младший из них, Геннадий, стал военным, дослужился до генеральского звания. Есть ли в этом заслуга родителей? Безусловно, и не малая. Это они привили своим детям любовь к труду и знаниям. А время было трудное – страна восстанавливала разрушенное войной хозяйство.

Именно благодаря трудолюбию Александр Шумский успешно окончил Ставропольский сельскохозяйственный институт по специальности «инженер – механик». В его трудовой книжке совсем немного записей. Свой трудовой путь начинал в соседнем колхозе имени Чапаева, где заведовал ремонтными мастерскими. Через 12 лет он становится главным инженером этого же хозяйства. А в 1972 году его ждёт очередное повышение, его назначают руководителем объединения «Сельхозтехника» Кочубеевского района. Но и здесь он задержался всего два года – его избирают председателем колхоза «Казьминский». Это произошло в августе 1974 года. С тех пор и по сей день он в «Казьминском».

Вверх по служебной лестнице

А ведь могло быть всё иначе, не прояви он тогда характер. А произошло вот что. Только-только освоился в колхозе, вдруг его вызывают в краевой центр и предлагают возглавить Карачаево-Черкесскую областную «Сельхозтехнику». Кандидатура и в самом деле подходящая. Молодой, энергичный, а главное, способный специалист. Именно такой и требовался. На первый взгляд, как не крути, это очередное повышение. Но Шумского оно не обрадовало. И отказываться нельзя, он же коммунист. Но Александр всё же попросил дать ему время подумать. На размышления дали неделю. И предупредили, чтобы не забывал, что он член партии. То есть в случае отказа мог поплатиться партийным билетом, что означало бы конец карьеры.

Неделя, отведённая на обдумывание предложения, прошла, а он молчит. В колхозе забот по горло, думать о новой работе было некогда, да и не очень хотелось. Прошёл месяц, другой. Казалось, что о нём забыли. Но не тут-то было, на исходе третьего месяца его снова пригласили в Ставрополь. Теперь вопрос решался в самой высокой инстанции: у первого секретаря крайкома партии. Александр Алексеевич помнит тот день до мельчайших подробностей. В кабинете кроме Михаила Горбачёва находились ещё два высоких начальника – председатель крайисполкома Иван Таранов и секретарь крайкома, отвечающий за сельское хозяйство, Борис Володин.

Войдя в кабинет, Александр Алексеевич сразу заподозрил, что за него всё уже решили и ему ничего другого не остаётся, как смириться. Но всё обернулось неожиданным образом. Спрашивать его, почему отказывается от назначения, не стали. Михаил Горбачёв был краток. Он сказал лишь, что времени, чтобы принять решение, было больше чем достаточно. Видимо, у человека есть какая-то веская причина.

– Ранее вы меня рекомендовали на должность председателя колхоза, сказав, что посылаете на передний край. Я и сам очень хотел бы поработать на земле,– сказал в своё оправдание Александр.

– Ну что ж, пусть будет по-вашему. Поезжайте в Казьминское, – подытожил разговор Горбачёв.

Спустя некоторое время произошёл ещё один случай, когда Александр Шумский мог лишиться председательской должности. Компромат на него собирал новый секретарь райкома партии. Не нравилась ему в действиях Шумского излишняя самостоятельность. Как защитить себя от произвола партийного чиновника, Шумский не знал, да и не привык он к подобным интригам. Выход из этой ситуации подсказала сама жизнь. В стране как раз разворачивалась кампания по выборам в Верховный Совет РСФСР. Будучи до этого депутатом Верховного Совета СССР, Александр Шумский выдвинул свою кандидатуру и победил. А бороться с депутатом такого ранга секретарь райкома не решился.

В поисках эффективной формы управления

А Шумский, засучив рукава, взялся за дело. Тогда, в 1974 году, он принял колхоз, финансовое положение которого было далеко не безоблачным. За хозяйством числилось 12 миллионов рублей долга. И именно от председателя зависело, когда и как колхоз избавится от этого нежелательного груза. Конечно, и самому Шумскому, в ту пору совсем молодому, очень хотелось как можно скорее поставить хозяйство на ноги. А хозяйство немалое, одной пашни 12,4 тысяч гектаров. Вот и мотался с утра до позднего вечера по этим полям, из одной бригады в другую. Именно тогда и возникла идея о внедрении укрупнённых севооборотов и цеховой структуры управления.

– Шёл уже 1977 год, – вспоминает Александр Алексеевич. – Мы ушли тогда от многочисленных бригад, создали механизированные комплексы по выращиванию зерна, сахарной свёклы, кормов для животноводческих ферм. И одновременно решили изменить систему оплаты труда. То есть стали платить не «от колеса», как везде это было, а за конечный результат.

– А правда ли то, что вы сделали тогда, не устарело и действует до сих пор?

– Более эффективной формы я просто не знаю.

– Новую форму организации труда перенимали и многие другие хозяйства, в «Казьминский» в те годы возили десятки делегаций, чтобы на месте показать преимущества цеховой системы.

– Не все верили тогда, что три механизатора способны выращивать, скажем, кукурузу на поле в 400 гектаров. А ещё не могли понять, почему зарплата руководителя комплекса или начальника цеха и даже председателя колхоза зависит от результатов труда этих самых механизаторов. От чистой прибыли, которую они получают. Но это правда. Как правда и то, что механизаторы сами теперь стараются без напоминаний сделать всё, чтобы получить с каждого вверенного им гектара как можно больше продукции. А я им в этом помогал.

А потом пришло время рыночной экономики. Мы подошли к рынку, ничего не сломав и не уничтожив. И время показало, мы идём правильным курсом.

За Шумским как за каменной стеной

– Александр Алексеевич, расскажите, как в лихие 90-е в состав колхоза «Казьминский» влились два краснодарских хозяйства.

– Был создан прецедент, когда социальная экономика оказалась сильнее административных границ. Напомню, что этой истории более 20 лет. Владения нашего хозяйства и колхоза имени Ленина Отрадненского района Краснодарского края разделяла всего-навсего межа. Так получилось, что однажды мой сосед – руководитель этого колхоза не поладил со своим начальством, показал характер, за что был не только снят с должности, но и исключён из партии и даже условно осуждён. Словом, в одночасье человек стал никем. Не каждый такое выдержит.

– Но в тот трудный момент вы протянули коллеге руку помощи, предложив ему должность главного зоотехника.

– Это предложение было с благодарностью принято. И многие годы бывший председатель успешно трудился, за что был удостоен звания «Заслуженный зоотехник Российской Федерации». А возглавляемый им когда-то колхоз покатился по наклонной и скоро стал банкротом. Вместо него было создано акционерное общество «Гранит». Но и смена вывески не помогла, хозяйство упало на лопатки и без посторонней помощи подняться уже не могло. И тогда из «Гранита» к нам прибыла делегация. Соседи попросили принять их в состав колхоза «Казьминский». Разумеется, вместе с земельными паями.

Да, Александр Шумский не побоялся тогда взять под своё начало упавший колхоз. Ситуация и в самом деле была неординарной, хотя бы потому, что ранее подобных прецедентов не только на Ставрополье, но и в стране не было. А вопросы возникали разные. К примеру, никто из чиновников не мог объяснить, в какой же бюджет – ставропольский или краснодарский – следует теперь платить налоги. Никто не знал, как быть с социальной инфраструктурой. Но все эти вопросы оказались разрешимыми. С 1994 года «Гранит» находится в составе «Казьминского», где люди живут и работают одной семьёй. А Александр Алексеевич сдержал тогда слово, колхоз выплатил за «Гранит» все долги. Колхозников обеспечил работой. Расправив плечи, «Гранит», конечно, мог бы спустя какое-то время выйти из состава «Казьминского». Но люди говорят: «А зачем? От добра добра не ищут».

А вспомнили мы об этом случае потому, что почти следом история нашла продолжение. То есть в «Казьминский» попросились ещё два хозяйства – одно краснодарское, второе – ставропольское. Это колхоз «Красное знамя» Отрадненского района и соседнее хозяйство – колхоз «Заветы Ильича» Кочубеевского района. Александр Шумский этому совсем не удивился. Оказывается, он догадывался, что дела в «Заветах Ильича» и в «Красном знамени» обстоят плохо. Оба хозяйства находились на грани банкротства. Александр Алексеевич ничего не имел против присоединения. Он понимал, что, как и в случае с «Гранитом», у соседей просто выбора не было. Дело шло к весне, а у них – ни запчастей, ни горючего. И в колхозных кассах – пусто. Где взять деньги? Только у Шумского. Он не откажет. И он не отказал, согласился взвалить на себя ещё и эту ношу. Александр Алексеевич сразу же распорядился выдать людям заработную плату, а хозяйствам выделить семена, удобрения, средства защиты растений. Весеннюю посевную оба влившихся в «Казьминский» хозяйства провели вместе.

Правда, принимая соседей под своё начало, Александр Шумский выставил условие: «Мы готовы принять вас в своё хозяйство, но пусть всё будет по закону. Каждый, кто согласен войти в состав «Казьминского», должен написать заявление».

И только в «Заветах Ильича» за один день заявления написали более 700 человек. Против такого поворота событий ничего не имело и руководство обоих районов. Скорее, наоборот, чиновники администраций были довольны тем, что наконец-то в хозяйствах будет наведён порядок. Они-то знали, что Александр Шумский сумеет это сделать. Но особенно радовались рядовые колхозники. Женщины не скрывали слёз, от всей души благодарили Александра Шумского.

Планы Шумского

Присоединив соседние хозяйства, «Казьминский» имеет сегодня более 28 тысяч гектаров пашни. Зачем столько?

– А мы сразу расширили посевы зерновых культур. Производство зерна довели до 85-90 тысяч тонн. Стали больше сеять сахарной свёклы. Этой культуре, занимающей в севообороте колхоза одно из главных мест, уделяется особое внимание. «Казьминский» неизменно входит в рейтинг 100 наиболее крупных и эффективных хозяйств России по производству сахарной свёклы. Получая стабильную урожайность в пределах 800 центнеров с гектара, в «Казьминском» довели ежегодный валовой сбор корнеплодов до 320 тысяч тонн. И сразу же столкнулись с проблемой переработки. Успенский сахарный завод – давний партнёр «Казьминского» — уже не один год проводит реконструкцию, из-за чего не успевает перерабатывать весь урожай. Хозяйства вынуждены подстраиваться под заводской график, начинать уборку свёклы на месяц раньше. И всё равно уборка проходит вяло, вполсилы. По договорённости с заводом хозяйство отгружает в день не более 3000 тонн сырья. Хотя бывало и такое время, когда колхоз «Казьминский» вывозил на завод за сутки более 8 тысяч тонн корнеплодов. В последние же годы уборка свёклы ведётся до зимних морозов, отчего колхоз несёт убытки.

Александр Алексеевич убеждён в том, что урожайность зерновых, кукурузы, подсолнечника, сахарной свёклы во многих хозяйствах остаётся низкой именно потому, что кладут в почву плохие семена. Лишь бы посеять. Это неправильно. Место на полях должны занимать только высокоурожайные сорта. «Казьминский» уже давно является семеноводческим хозяйством. Его агрономическая служба готова предложить не только семена кукурузы, подсолнечника, озимого рапса, но и других культур.

– Плохо, что сегодня каждый сам по себе, – с горечью говорит ветеран сельскохозяйственного производства. А виновата в этом сама система, а вернее, отсутствие системы планирования в сельском хозяйстве. Плановость есть даже у американцев, на которых у нас привыкли ссылаться. Где, что и сколько должно быть произведено, эти вопросы необходимо решать на государственном уровне. Если зарубежный опыт не копировать бездумно, а осваивать, учитывая местные условия, то эффект может быть очень значительным. Наше хозяйство уже много лет сотрудничает с французами по выведению семян подсолнечника и кукурузы. У них толковые специалисты, у которых мы многому научились, а также самые современные технологии, которые и мы смогли освоить.

Колхоз-племзавод «Казьминский» славится не только высокими урожаями зерновых культур, сахарной свёклы, подсолнечника и кукурузы. Здесь занимаются ещё и молочным животноводством. В хозяйстве большое дойное стадо. Ежедневно с его ферм на переработку отправляется до 40 тонн молока. И если в большинстве хозяйств эта отрасль убыточна, в «Казьминском» с недавних пор молоко стало прибыльным. Если в 2016 году молочные фермы были убыточными, то в прошлом году принесли прибыль. И совсем не малую – 21 миллион рублей. А скоро прибыли будет ещё больше. Буквально со дня на день здесь начнёт функционировать собственный молочный завод. Будет запущена первая очередь, а до конца года завод планируют вывести на полную мощность.

Болит душа

Александра Алексеевича очень беспокоит состояние, в котором оказалось российское село. Он расценивает его как крайне неблагополучное.

– Люди бегут из села, – с горечью говорит он. — Надо же было остановить этот процесс в самом начале. А сегодня картина мрачная – в центральной полосе России деревни вымирают, молодёжь ушла, остались одни старики. Мне порой кажется, что всё это происходит не с нами.

Сам же Александр Алексеевич вопросам социального развития села всегда уделял большое внимание. В селе Казьминском на средства хозяйства построены средняя школа, великолепная спортивная школа и другое.

Многие молодые люди после окончания учёбы в вузах страны возвращаются в родное село, в котором действительно комфортно жить. Редкий случай: все дети Александра Шумского остались в родном колхозе. Его сын Сергей Александрович уже 15 лет руководит колхозом, который передал ему отец. Одна из дочерей Александра Алексеевича трудится здесь же старшим экономистом, другая дочь тоже осталась в родном селе, она – врач. А теперь и внуки Александра Шумского, окончив учёбу в Ставропольском аграрном университете, приехали в родные пенаты. Кстати, оба внука – и Александр и Николай окончили тот же факультет, что и их отец и дед. Оба приобрели специальность инженера-механика. Александр — уже заместитель главного инженера хозяйства, Николай — пока инженер. Парни трудятся на совесть, стараются не подвести своего знаменитого деда.

Александр Алексеевич не скрывает: ему это приятно. Он говорит, что если дети никуда не уезжают и продолжают дело, начатое родителями, значит, дело это стоящее. И, слава Богу, что не перевелись на ставропольской земле такие люди, как Александр Алексеевич Шумский. Они как мостик в будущее. Будущее, которое предстоит построить, опираясь на их нравственный и хозяйственный опыт.

Николай ШЕБАЛКОВ

Фото Виктора Нестеренко

ОТ РЕДАКЦИИ

Редакция газеты «СГВ» искренне поздравляет юбиляра с днём рождения, желает ему крепкого здоровья, неиссякаемой энергии и кавказского долголетия.

 

 

 

Наверх